Article

Necropolis of the Mehtulla Khans in the village of Nizhnii Dzhengutai (Delet- Qaburlar cemetery)

русская версия

DOI https://doi.org/10.31696/2618-7043-2023-6-1-024-054
Authors
Affiliation: Институт востоковедения РАН; Институт истории, археологии и этнографии РАН
член редакционной коллегии
Affiliation: Институт Востоковедения РАН
senior researcher
Affiliation: Институт Востоковедения РАН
Research Assistant
Magazine
Sections HISTORY OF THE EAST. National History
Pages 24 - 54
Annotation

   During the ?ield trip to the Piedmont and Mountainous Daghestan in 2022 the authors studied the “Delet- Qaburlar” cemetery in the village of Nizhnii Dzhengutai, which was the capital of a major local political entity the Mekhtulla Khanate which had existfrom the middle of the 17th century to 1867. At the cemetery, previousl unsearched tombstones of the last representatives of the Mekhtulla Khanate dynasty were found. On these tombstones, the names of the buried, the date of their death and auspicious inscriptions were carved in Arabic. The main goal of the study was compare the buried representatives is genus known in historical sources. In otal, the article contains a description of the nineteen tombstones. In the ?irst part, the monuments of the ideti?ied persons with their brief biographical information are given. The second part contains descriptions of tombstones whose owners could not be identi?ied. Ithis article authors have considered some aspects of the biographies of Ahmad-khan Mekhtulinskii (1808–1843), his wife Nuh-bike (d. 187), their sons: the elder Ibrahim-khan (1836–1869) and the younger Rashid-khan (d. 1876), as well as their relatives: Shikhshabek (d. 1865), Mirza-bek, son of Abusulan nutsal-khan  (d. 1855) and other representatives of the local aristocracy buried in this cemetery.

Keywords:
Download PDF Download JATS
Article:

Введение

В ходе экспедиции в августе-сентябре 2022 года в Предгорный и Нагорный Дагестан на старейшем кладбище «Делет-къабурлар» («кладбище [квартала] Телет») [Шихалиев, 2001] селения Нижний Дженгутай (Буйнакский район РД) был обнаружен ряд эпиграфических памятников — 19 надмогильных стел, датируемых серединой — второй половиной XIX в. с указанием имен захороненных, дат смерти и благопожелательными надписями. Некоторые стелы выделялись крупным размером и богатым орнаментом, что позволило сделать предположение о знатном происхождении их обладателей. Путем сопоставления сохранившейся информации: имен, указанных дат и некоторых иных фактов — мы пришли к выводу, что они принадлежат членам династии Мехтулинских ханов, правителей одноимённого ханства Мехтулинского.

Мехтулинское ханство — политическое образование Северо-Западного, Предгорного, Дагестана, просуществовавшее с середины XVII в. вплоть до 1867 г. В исследуемый период (XIX в.) столицей ханства было селение Нижний Дженгутай. В мозаичном политическом поле Дагестана указанного периода Мехтулинское ханство исследователи относят к крупным политическим образованиям феодального типа. Принято считать, что свое название ханство получило по имени основателя Кара-Мехти, который объединил под своей властью одиннадцать селений, вышедших из-под власти другого крупного феодального образования — шамхальства Казикумухского — в период его ослабления в середине XVII в. [Алиев, Умаханов, 1999, с. 234–245]. Правители Мехтулинского ханства были тесно связаны родственными и иными узами с элитами других крупных политических образований, в особенности с аварскими нуцалами, правителями Аварского ханства со столицей в Хунзахе [Сборник сведений о Кавказских горцах (отдел IV, выпуск II), 1869, с. 1–16; Алиев, Умаханов, 1999, с. 234–245; Айтберов, 1990, с. 166–176; Kemper, 2006].

На этом большом кладбище мы насчитали 19 могил, принадлежащих представителям местной правящей аристократии, которые расположены компактно. Причем по историческим источникам нам удалось выявить информацию только о восьмерых из них.

Описания памятников, чьих владельцев удалось идентифицировать, приведены в первой части статьи. Во второй части статьи мы привели описания памятников, расшифровку надписей надмогильных стел представителей рода мехтулинских правителей, о которых не нашли сведений в исторических источниках. Тем не менее их имена, расположение могил в непосредственной близости к известным представителям династии мехтулинских ханов, равно как и схожесть орнамента, форм и размеров надгробных плит, позволяют нам без сомнений соотнести их с династий правителей Мехтулинского ханства.

В процессе исследования памятников мы пронумеровали их в соответствии с расположением, начиная с крайних на западной стороне некрополя, до крайних восточных. Эту же нумерацию мы используем и в тексте статьи.

Ниже мы приводим описание надмогильных памятников, надписи, их переводы на русский язык, а также исторические сведения о лицах, захороненных на этом некрополе.

№ 1. Ахмад-хан, сын Хасан-хана, ум. 1259 г. х. / 1843 г.

Вертикальная стела. Размеры: высота — 285, ширина (плеч) — 58, ширина — 53, толщина — 22 1. Вертикальная стела вставлена в специальные пазы — прямоугольные отверстия горизонтальной плиты-постамента. Размеры горизонтального обрамления: длинна — 310, ширина — 110, толщина — 35, высота — 17. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 1, 2. Надмогильная стела Ахмад-хана б. Хасан-хана (ум. 1843 г.)

Fig. 1, 2. Gravestone of Ahmad-khan b. Hasan-khan (d. 1843)

Текст эпитафии на вертикальной стеле (рис. 1, 2):

Перевод:

 

Всякий, кто в нем [земном мире], исчезнет.

Покойный, переселился из мира бедствий в потусторонний мир 2.

Вечность присуща Всевышнему Аллаху.

Он — благородный господин Ахмад-хан — сын Хасан-хана

[Скончался] в месяц Аллаха мухаррам в 1259 г.3

Да простит их обоих Прощающий Всевышний Аллах.

كل من عليه فان

المرحوم المنتقل من دار البلاء الى دار البلى

البقاء الله تعالى

هو السيد الكريم احمد خان بن حسن خان

في شهر الله محرم سنة ١٢٥٩

عفى الله تعالى العافي عنهما

На памятнике имеются следы краски красного и черного цветов.

Задняя сторона стелы без надписей и орнамента.

Ахмад-хан Мехтулинский (1808–1843) — сын Хасан-хана (правил в 1808–1819, ум. 1819 г.). Покойный представлен более чем скромно: «Ахмад-хан — сын Хасан-хана». Лишь на плите его внука (тоже похороненного на этом некрополе) представлена генеалогия дженгутайских правителей: «Ахмад-хан, сын Ибрагим-хана, сын Ахмад-хана, сын Хасан-хана, сын ал-амира Али-султана, сын ал-амира Махди из славного рода, восходящего в конце к Умар-хану» (№ 18).

Ахмад-хан Мехтулинский приходился племянником Султан-Ахмед-хану Мехтулинскому, сыну правителя — «эмира Мехтулы» Али-Султан-хана Параульского (1773–1807), который впоследствии стал аварским ханом. Султан-Ахмед-хан не являлся хунзахцем, но из Хунзаха происходила его мать — Кистаман — родная сестра покойного правителя Аварии нуцала Умахана (1761–1801). Таким образом, Султан-Ахмед-хан Мехтулинский пришел к управлению Аварией в силу кровного родства по матери с аварским ханским домом. Его утверждение на аварском престоле восходило к событиям начала 1801 г., когда в Аварском ханстве со смертью ее правителя нуцала Умахана «кончился род аварских ханов по мужскому колену» [История, география и этнография Дагестана…, 1958, с. 286; Хайдарбек Геничутлинский, 1992, с. 47] и развернулась борьба за престолонаследие.

Покойный нуцал Умахан (Умар-хан) являлся единственным сыном предыдущего правителя Аварии Мухамад-нуцала (1730–1774), у которого в браке с женой Баху (из рода кайтагских уцмиев) было четверо детей: наследный сын Умахан и трое дочерей — Кистаман, Аймисей, Бахтика. История их браков отражала геополитические интересы Аварского ханства того периода, закрепленные брачными союзами с представителями Мехтулинского, Казикумухского и Карабахского ханств. В частности, Кистаман была выдана замуж за правителя Мехтулинского ханства Али-Султан-хана Дженгутаевского.

Кистаман в этом браке родила двоих сыновей — Хасан-хана (ум. 1819) и Султан-Ахмад-хана (последний был женат на своей двоюродной сестре Баху, дочери Умахана, и позже, на вдове Умахана — Китилай) [Хайдарбек Геничутлинский, 1992, с. 46; Хапизов, 2013, с. 8–16]. В июне 1802 г. после заключения брака с вдовой аварского нуцала Китилай ханская чета Султан-Ахмед-хан и Китилай «соправительствовавшая ему… возобновили от имени всего народа прошение о принятии их с подвластною им областию в подданство Е. И. В.» [Материалы по истории Дагестана и Чечни, 1940, с. 119]. В октябре 1802 г. оно было удовлетворено, а новому аварского хану определено жалованье в 5 тысяч серебряных рублей в год, а в апреле 1803 г. он был приведен к присяге на верноподданство России [Русско-дагестанские отношения…, 1988, с. 257, 266]. Таким образом, Султан-Ахмед-хан Параульский стал правителем Аварского ханства и в 1802–1818 гг. пребывал в российском подданстве.

Спустя десять лет, с появлением в регионе нового командующего Отдельным Грузинским корпусом (с августа 1820 г. известен как Отдельный Кавказский корпус) генерала А. П. Ермолова (1777–1861) [Записки А. П. Ермолова. 1798–1826, 1991, с. 10–11], отношения Тифлиса и Хунзаха кардинально изменились. В 1814–1815 гг., как писал генерал Ермолов, «ханства Казикумухское, Аварское, владения Мехтулинское и уцмия Каракайтагского и другие сильные общества», лишь формально придерживались пророссийской ориентации и «не признавали власти нашей над собой». На этом основании с сентября 1818 г. Ермолов приказал прекратить аварскому хану «производство жалованья» [АКАК, 1875, с. 23]. В том же году аварский правитель Ахмед-хан (Параульский) отказался от русского подданства и вместе с братом Хасан-ханом, правителем Мехтулинского ханства, стал во главе так называемого ханского движения [Гаджиев, 1997, с. 14] — союза антирусски настроенных дагестанских владетелей — Мехтулы, Казикумуха, Кайтага, Табасарана, союза Акуша и некоторых сельских обществ, заручившихся поддержкой Персии и Турции. Антирусское ханское движение к 1823 г. потерпело окончательное поражение.

В середине 1823 г. непокорный и опальный аварский правитель Султан-Ахмед-хан скончался, оставив четверых детей от жены Баху — дочь Султанат двенадцати лет, сыновей: Абу-Султана (нуцал-хана) десяти лет, Умахана семи лет и Булача неполных двух лет [АКАК, 1878, с. 521]. А уже в сентябре 1828 г. благодаря активной деятельности его вдовы, Баху, ханская семья покойного Султан-Ахмед-хана принесла присягу на верноподданство России [АКАК, 1878, с. 521–522]. К концу лета 1834 г. все ханские сыновья погибли в противостоянии ханства имамам. После убийства аварского хана и его двух братьев правителем Аварии в 1836 г. стал Ахмад-хан Мехтулинский — сын Хасан-хана Мехтулинского и Кистаман. Ему, Ахмад-хану Мехтулинскому, генерал-майору российской армии, правителю Аварии (1836–1843), и принадлежит могила № 1.

К тому времени Аварским ханством управлял лакский родственник аварских ханов Магомед-Мирза-хан, правитель Казикумухского ханства. Но он не желал занимать это место, и рекомендовал вместо себя полковника Ахмад-хана Мехтулинского. Военно-окружной начальник Дагестана генерал-майор И. А. Реутт удовлетворил его просьбу. По мнению Реутта, кандидатура вполне соответствовала его требованиям к управляющему Аварским ханством, который должен был «на месте лично принимать решительные меры», обеспечивать «содержание в Аварии вооруженной силы», гарантировать собственное «постоянное пребывание в ханстве» и которому бы «жители оказывали должное повиновение». Отзыв современника, капитана генерального штаба А. К. Вранкена о мехтулинском правителе, Ахмад-хане, отчасти соответствовал ожиданиям генерал-майора Реутта: «Ахмет-хан был строг до жестокости и щедр до расточительности. Под его правлением мехтулинцы дрались всегда храбро, потому что гнев собственного хана был для них страшнее неприятельского выстрела» [РГВИА, ф. 846, д. 6514(1), оп. 16, л. 39 об.]. «Я должен был согласиться на таковое распоряжение, — писал не совсем довольный этим выбором корпусной командир генерал-адъютант Г. В. Розен, — тем более что не имею в виду, кем бы можно было в сем случае заменить Ахмет-хана…» [ДГСВК, 1959, с. 149]. Он, хотя и соглашался на это назначение, но вместе с тем писал Реутту, что «пристрастие Ахмет-хана к горячим напиткам вынуждает сомневаться насчет управления им Аварией» 4 [ДГСВК, 1959, с. 148; Богуславский, 1892, с. 445]. 19 октября 1836 г. главноуправляющий гражданской частью и пограничными делами Грузии, Армянской области, Астраханской губернии и Кавказской области барон Г. В. Розен утвердил распоряжение генерал-майора Реутта [АКАК, 1881, с. 608].

Ахмад-хан Мехтулинский был назначен правителем Аварии до совершеннолетия законного наследника ханства, регентом сына погибшего аварского хана: вдова Нуцал-хана, Хайбат, в 1834 г. родила сына, которого назвали в честь деда Султан-Ахмед-ханом. Ахмад-хан Мехтулинский (которому «было даровано прощение» и «возвращено владение» опального отца Хасан-хана), начавший править мехтулинцами с 1824 г., получил теперь в управление и Аварию. Он рассчитывал властвовать в ней долго, до совершеннолетия прямого наследника этого ханства, а в случае смерти последнего «испросить утверждения за ним Аварии навсегда, в потомственное владение» [Мехтулинские ханы, 1869, с. 7]. Но в 1843 г. Ахмад-хан Мехтулинский скончался от болезни в возрасте 35 лет, будучи в чине генерал-майора.

Ахмад-хан был женат на дочери Мехти-шамхала Тарковского, Нох-бике (Нух-бике, она тоже захоронена на этом некрополе, № 4). У них было три сына: Хасан-хан (ум. в 1847 г., по другим данным — в 1839 г., похоронен не в Дагестане) (о его смерти см.: [Оразаев, Шихалиев, 2006–2007, с. 76]), Ибрагим-хан и Рашид-хан (оба похоронены на этом некрополе, № 3 — Ибрагим-хан, № 2 — Рашид-хан); и две дочери: Баба-бика и Хафсат-бика. Баба-бика была выдана в 1843 г. замуж за Елисуйского султана Даниял-бека (скончалась в 1846 г., похоронена в с. Гачада Чародинского р-на [Хапизов, Шехмагомедов, 2019, с. 160, 540]), другая дочь, Хафсат, скончалась в 1869 г., похоронена на некрополе (№ 5), но о ней пока ничего не известно. Все трое сыновей Ахмад-хана Мехтулинского получили российское европейское образование и имели высокие военные чины.

№ 4. Нух-бике (Нох-бике), дочь Мехти-шамхала, ум. в 1288 г. х. / 1871 г.

Вертикальная стела: высота — 273, ширина — 62, толщина — 27. Горизонтальная плита-постамент: длина — 305, ширина — 110, толщина — 55, высота — 19. На стеле есть следы зеленой и темно-синей красок. Задняя сторона стелы содержит геометрический орнамент стреловидной формы, с сужением кверху. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком сулс.

Текст эпитафии (рис. 2):

Перевод:

 

Переселилась [в потусторонний мир] знатная госпожа Нух-бике, дочь Махди-шамхала

В месяце джумада ал-ула в 1288 г.5

Да простит Аллах их обоих, амин.

Всякий, кто в нем [земном мире], исчезне

قد انتقلت السيدة الجليلة نوح بيكه بنت مهدي شمخال

في شهر جماد الاولى ١٦٨٨

عفى الله عنهما آمين

كل من عليها فان

После смерти Ахмад-хана в 1843 г. Аварское ханство было утеряно кавказским командованием до 1859 г. — оно вошло в состав Имамата. Власть в Мехтулинском ханстве номинально принадлежала вдове Ахмад-хана Нух-бике, фактически же ханством управляли офицеры российской армии, именовавшиеся ее помощниками. В 1847 г. вдовствующая мехтулинская правительница Нух-бике была похищена аварским наибом Хаджимурадом в ночь с 13 на 14 декабря 1846 г. из столицы Мехтулинского ханства селения Нижний Дженгутай.

Нух-бике 1843–1846 гг. приходилась Даниял-султану Елисуйскому тещей — он вторым браком был женат на дочери покойного Ахмад-хана Мехтулинского [РГВИА, ф. 846, д. 6514 (1), оп. 16 (2), л. 17]. По воспоминаниям современников, ханша к тому времени считалась одной из «красивейших женщин на Кумыкской плоскости» [Алиханов, 2005, с. 41]. К моменту похищения ей было по меньшей мере около сорока лет. Сложно согласиться с датами ее рождения и замужества, которые приводят современные исследователи, согласно которым Нух-бике родилась в 1816 г., а в 1834–1835 гг. вышла замуж за Мехтулинского хана Ахмад-хана [Халипаева, Акгезова, Османов, 2015, с. 115]. В таком случае, если она вышла замуж в возрасте 19 лет, то к 1843 г. у нее мог быть первый ребенок в возрасте 12 лет. Между тем ко времени похищения она была матерью пятерых детей — трех сыновей и двух дочерей.

Сам Хаджимурад об этой истории упоминал очень коротко: «В 1846 году, ночью, вошел в селение Дженгутай и увез вдову его Нух-Бике. В продолжение трех месяцев жила она в моем доме и впоследствии, настояниями и ходатайством зятя ее Даниель-Бека была выкуплена» [ЦИАГ, ф. 1087, д. 284, оп. 1; АКАК, 1885, с. 525–527]. История ее выкупа была полна драматизма.

Абдурахман ал-Газикумуки (1837–1901), сподвижник и зять имама Шамиля, автор историко-биографического сочинения «Китаб ат-тазкира» писал, что Хаджимурад «совершил набег в Верхний Дженгутай и захватил оттуда ханшу Нухбике в плен, она была отвезена в Аварию…». Когда Даниял-султан узнал об этом похищении и положении похищенной, «почувствовал сильную тяжесть на душе». Он «обратился за помощью к имаму Шамилю и шейху Джамалуддину Казикумухскому с просьбой приказать Хаджимураду освободить ее за пять тысяч рублей» [Абдурахман из Газикумуха, 1997, с. 56] (для сравнения — тогда же с горцами уже год шли переговоры о выкупе «предводителя дворянства Астраханской губернии коллежского асессора Давыдова», за которого требовали тысячу триста рублей серебром [ЦИАГ, ф. 1087, д. 381, оп. 1, л. 24]). По другому источнику, Даниял-султан вначале обратился к имаму с просьбой приказать Хаджимураду немедленно освободить ханшу, но имам Шамиль сослался на то, что в шари‘ате не оговорено право изъятия военной добычи[ЦИАГ, ф. 1087, д. 381, оп. 1, л. 21]. Абдурахим, брат вышеуказанного Абдурахмана, подтверждал: «Чтобы сломить упорство Хаджи-Мурата, Даниель обратился к самому Шамилю, прося его, на правах имама, приказать Хаджи-Мурату выдать его тещу на предложенных условиях. Но Шамиль также отказал, сославшись на то, что в шари‘ате нигде не сказано, чтобы можно было отнимать военную добычу и без согласия ее владельца отдавать другому»
[Шульгин, 1903, с. 10–24].

В соответствии с текстом Абдурахмана, Хаджимурад затребовал за ханшу не только баснословный выкуп в пять тысяч рублей, но и рабыню, взятую наибом Даниял-султаном в наложницы. Последний был готов заплатить любую сумму, но не соглашался расставаться с наложницей. В свою очередь Хаджимурад категорически отказывался брать серебро без упомянутой рабыни. Абдурахман писал: «Если бы даже Даниял-бек прибавил еще столько же серебра, то он бы не взял их из-за того, что они оба были врагами. Хаджимурад хотел унизить его, отобрав у него рабыню, которую тот очень любил» [Абдурахман из Газикумуха, 1997, с. 56]. По всей видимости, к тому времени отношения между наибами уже были натянутыми и окончательно испортились после этого случая. Даниял-султан, не желая отдавать свою любимую женщину личному врагу, вновь обратился к имаму с просьбой посодействовать в освобождении ханши. Имам отстраненно отвечал: «Он не заставит Хаджимурада отпустить ее домой, если он сам того не захочет. Но если он сам желает этого, то он не воспрепятствует этому желанию» [Абдурахман из Газикумуха, 1997, с. 57]. Переговоры зашли в тупик. Они затянутся практически на три месяца.

В первых числах марта этот вопрос начал решаться. Имам Шамиль сообщил, что «соглашается отпустить ее, как с придачею сверх 5 тысяч рублей 17 человек пленных гумбетовцев и салатавцев, находящихся ныне под арестом в г. Темир-Хан-Шуре» [Кавказский сборник, 1911, с. 29]. И назначил срок для решения этого вопроса пять дней. Но, увы, обмен срывался. Даниял-султан, который собирал деньги, необходимые для выкупа, по-прежнему отказывался выдавать наибу Хаджимураду свою рабыню-наложницу. Последний продолжал настаивать на этом условии выкупа. Имам Шамиль будет вынужден вмешаться и обратиться к Даниял-беку, в письме от 9 марта 1847 г. он писал ему: «…Приложите все усилия, чтобы это сделать» [Омаров, 1997, с. 40]. Обмен состоялся 11 марта в Аймакинском ущелье, на границе между Аймаками и Гергебилем [ЦИАГ, ф. 1087, д. 381, оп. 1, л. 39]. Абдурахман писал, что «в конце концов Хаджимурад добился своего — отпустил Нухбике, получил серебро и рабыню» [Абдурахман из Газикумуха, 1997, с. 56].

По возвращении домой Нух-бике обнаружила разоренный и разграбленный дом.

Спустя тридцать лет, в 1867 г., по «Краткой записке о мехтулинском ханском доме…» «вдова генерала-майора Ахмет-хана, Нох-бике, живет преимущественно в Темир-Хан-Шуре, имеет в своем владении предоставленный сыном один участок земли и пользуется от жителей с. Большой Дженгутай некоторыми услугами в счет повинностей, коими они обязаны хану» [Феодальные отношения в Дагестане…, 1969, с. 42].

№ 3. Ибрагим-хан, сын Ахмад-хана, сына Хасан-хана, сына Али-султана, сына ал-хаджж Ахмад-хана, сына Махди, сына Ахмад-хана, ум. в 1286 г. х. / 1869 г.

Вертикальная стела: высота — 286, ширина (плеч) — 63, ширина — 59, толщина — 27. Горизонтальная плита-постамент: длина — 317, ширина — 120, толщина — 34, высота — 21. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком сулс.

 

Рис. 3, 4. Надмогильная стела Нух-бике бт. Мехти-шамхала (ум. 1871 г.)

Fig. 3, 4. Gravestone of Nuh-bike b. Mekhti-shamhal (d. 1871)

 

Текст эпитафии (рис. 3):

Перевод:

 

Скончался знатный господин

Ибрахим-хан, сын Ахмад-хана, сына Хасан-хана, сына Али-султана, сына ал-хаджж Ахмад-хана, сына Махди, сына Ахмад-хана.

Да простит их всех Прощающий,

В месяце мухаррам, в 1286 г.6

قد توفى السيد الجليل

ابراهيم خان بن احمد خان بن حسن خان بن علي سلطان بن الحاج احمد خان ابن مهدي ابن احمد خان

عفى عنهم العافي

في شهر محرم ١٢٨۶

На стеле сохранились следы зеленой и темно-синей красок. На торце на уровне плеч дублируется год — 1286.

Ибрагим-хан (1836–1869) — старший сын Ахмад-хана. В 1844 г. помощниками овдовевшей в 1843 г. ханши Нух-бике были назначены штаб-офицеры, которые от ее имени управляли Мехтулинским ханством. Однако в начале 1856 г. управление Мехтулинским ханством было поручено ее старшему сыну — Ибрагим-хану. Он правил Мехтулинским ханством до 1859 г. В том же году, в августе, приказом главнокомандующего Кавказской армией князя А. И. Барятинского его назначили правителем Аварского ханства. К тому времени Ибрагим-хан являлся флигель-адъютантом Его Величества лейб-гвардии Казачьего полка [Феодальные отношения в Дагестане…, 1969, с. 42]. Однако уже в 1863 г., ввиду ненадлежащего управления Аварским ханством, Ибрагим-хан был официально отстранен от власти. Как писал по этому поводу воинский начальник Среднего Дагестана подполковник П. Г. Пржецлавский, «[Ибрахим-хан], телом и душою преданный правительству и более похожий на русского, чем на мусульманина, был отстранен от должности аварского хана, после доставшихся на его долю больших неприятностей… Главной виной полковника Ибрагим-хана, послужившей предлогом отстранения его от управления Аварским ханством, была казнь, произведенная им над жителем селения Гамуши… сброшенным с кручи в глубокий каменистый овраг, в волны бушующего Кара-Койсу, тогда как осужденный имел от меня охранное письмо, адресованное на имя хана» [Русская старина, 1877, с. 502]. В 1867 г., согласно источнику, полковник Ибрагим-хан Мехтулинский «проживал с семейством в г. Темир-Хан-Шура содержание, от казны получаемым; в ханстве же никакой собственности и никаких прав на услуги от жителей не имеет» [Феодальные отношения в Дагестане…, 1969, с. 42].

Ибрагим-хан был женат на Райханат-бике (дочери шамхала Тарковского) и Кихилай (дочери эрпелинского бека Будая). Имел двух сыновей, Саладина от Райханат-бике и Нуцалхана от Кихилай.

№ 18. Ахмад-хан, сын Ибрагим-хана, сына Ахмад-хана, сына Хасан-хана, сына ал-амира Али-султана, сына ал-амира Махди ум. 1301 г. х. / 1884 г.

Самый высокий памятник, имеющийся на этом кладбище. Вертикальная стела: высота — 322, ширина (плеч) — 74, ширина — 68, толщина — 26. Горизонтальная плита-постамент: длинна — 294, ширина — 108, толщина — 35. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком сулс.

Текст эпитафии (рис. 4):

Перевод:

 

Скончался высокородный Ахмад-хан, сын Ибрагим-хана, сын Ахмад-хана, сын Хасан-хана, сын ал-амира Али-султана, сын ал-амира Махди из славного рода, восходящего к Умар-хану.

Да смилуется над ними Милостивый Творец Аллах в потустороннем мире!

22 ша‘абана 1301 г.7

قد توفى العالي شأنه احمد خان بن ابراهيم خان بن احمد خان بن حسن خان بن الامير على سلتان ابن الامير مهدي من نسل عزي عمر خان

رحمهم الله الرحمن الباري في الاخرة

فى ٢٢ شعبان سنة ١٣٠١

На памятнике имеются следы зеленой и синей краски.

№ 2. Рашид-хан, сын Ахмад-хана, сын Хасан-хана, ум. в 1293 г. х. / 1876 г.

Вертикальная стела: высота — 287, ширина (плеч) — 59, ширина — 56, толщина — 22.

Горизонтальная плита-постамент: длина — 295, ширина — 106, толщина — 35, высота — 14. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 5. Надмогильная стела Ибрагим-хана б. Ахмад-хана (ум. 1869 г.)

Fig. 5. Gravestone of Ibrahim-khan b. Ahmad-khan (d. 1869)

Рис. 6, 7. Надмогильная стела Ахмад-хана б. Ибрагим-хана (ум. 1884 г.)

Fig. 6, 7. Gravestone of Ahmad-khan b. Ibrahim-khan (d. 1884)

Рис. 8. Надмогильная стела Рашид-хана б. Ахмад-хана (ум. 1876 г.)

Fig. 8. Gravestone of Rashid-khan b. Ahmad-khan (d. 1876)

Рис. 9. Рашид-хан Мехтулинский с супругой. Ок. 1865 г. Фотография поручика Кондратенко. Хранится в Национальном музее Республики Дагестан им. А. Тахо-Годи

Fig. 9. Rashid-khan Mehtulinsky with his wife. Around 1865. Photograph of lieutenant Kondratenko. Kept in the National A. Tahoe-Godi Museum of the Republic of Dagestan

Текст эпитафии (рис. 5):

Перевод:

 

Скончался господин Рашид-хан, сын Ахмад-хана, сына Хасан-хана в 1293 г.

Его смерть [наступила] десятого числа месяца шаввал 8.

Да простит их всех Прощающий Аллах.

توفى السيد رشيد خان بن احمد خان بن حسن خان ١٢٩٣

و فاته فى عاشر شوال

عفى الله العافي عنهم

На торце на уровне плеч дублируется год: 1293.

Рашид-хан (рис. 9) являлся младшим сыном Ахмад-хана Мехтулинского. В 1855 г. Рашид-хан — корнет лейб-гвардии Гродненского гусарского полка [Хапизов, 2021, с. 146]. Спустя четыре года, в августе 1859 г., приказом главнокомандующего Кавказской армией князя А. И. Барятинского «лейб-гвардии Гродненского гусарского полка поручик Решид-хан» был назначен ханом Мехтулинским. Он управлял Мехтулинским ханством до 1860 г, до образования Дагестанской области. С июня 1860 г. при хане было учреждено управление, состоявшее из его помощника с военной канцелярией и словесным судом [Мехтулинские ханы, 1869, с. 1–16]. В 1865 г. произведен в полковники гвардейской кавалерии Кавказской армии [Хапизов, 2021].

Рашид-хан был женат на дочери своего дяди Али-Султана, Зайдат-бике, детей у них не было. В 1859 г., вторым браком, женился на Шамай-бике, дочери Нуцал-хана, внучке Аслан-хана Казикумухского.

№ 5. Хафсат, дочь Нух-бике (Нох-бике), ум. в 1285 г. х. / 1869 г.

Вертикальная стела: высота — 193, ширина — 53, толщина — 19. Имеется горизонтальное обрамление могилы, но оно под землей. Сохранились следы краски. Задняя сторона стелы без надписей и орнамента. Надпись эпитафии рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 10. Надмогильная стела Хафсат бт. Нух-бике (ум. 1869 г.)

Fig. 10. Gravestone of Hafsat b. Nuh-bike (d. 1869)

Текст эпитафии (рис. 10):

Перевод:

 

Переселилась из мира бедствий в потусторонний мир благородная госпожа Хафсат, дочь Нух-бике

По непреложному приговору Аллаха, да сделает Аллах приятным пребывание их обоих [в потустороннем мире], в 1285 г.9

قد انتقلت الاميرة الكريمة حفصت بنت نوح بيكه من دار البلاء الى دار البلى

بقضاء المولى طاب الله ثراهما ١٢٨٥

О Хафсат, дочери Нух-бике (№ 4), по настоящее время не было известно, ее имя не встречается в источниках. Однако надпись на надмогильной стеле с уверенностью позволяет нам утверждать, что помимо известных трех сыновей — Хасан-хана, Ибрахим-хана, Рашид-хана и дочери Баба-бика, — у Нух-бике была еще одна дочь — Хафсат. Пока остается неизвестным, где похоронен их старший сын — Хасан-хан. Старшая их дочь, Баба-бика, которая была женой Даниял-султана Илисуйского, была похоронена в селении Гачада. Остальные их дети — сыновья Ибрахим-хан, Рашид-хан и дочь Хафсат — похоронены рядом со своими родителями. Вместе с тем обращает на себя внимание, что на стеле написано имя матери — Хафсат, но не отмечено имя отца — Ахмед-хана. Обычно, в дагестанской эпиграфике упоминается имя отца погребенного и крайне редко — имя матери.

№ 7. Шихшабек, сын амира Тахмаз-хана, ум. в 1281 г. х. / 1865 г.

Вертикальная стела: высота — 248, ширина (плеч) — 67, ширина — 61, толщина — 25.

Горизонтальная плита-постамент: длина — 294, ширина — 103, толщина — 34. Надпись эпитафии рельефная, выпонена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком сулс.

Рис. 11. Надмогильная стела Шихшабека б. амира Тахмаз-хана (ум. 1865 г.)

Fig. 11. Gravestone of Shikhshabek b. amir Tahmaz-khan (d. 1865)

Текст эпитафии (рис. 11):

Перевод:

 

Могила ал-амира Шихшабека, сына амира Тахмаз-хана.

Всякий, кто в нем [земном мире], исчезнет.

[Скончался] в месяце шаввал в 1281 г.10

Да простит Аллах их обоих.

Вечность присуща Всевышнему Аллаху.

ضريح الامير شيخ شبيك ابن امير طهماز خان

كل من عليها فان

في شهر شوال سنة ١٢٨١

عفى الله عنهما

البقاء لله تعالى

Скорее всего, владельцем плиты является майор Шихшабек из Большого Дженгутая. Согласно «Краткой записке о Мехтулинском ханском доме…» (1867 г.) известно, что живущая в с. Большой Дженгутай, дочь майора Шихшабека, Бату, находилась в замужестве за капитаном Алескендер-беком Алипкачевым (являвшимся в 1840-е гг. командиром шамхальской милиции, в 1860-е гг. — командиром 2-й сотни Дагестанской постоянной милиции). Она пользовалась теми же повинностями чанков мехтулинского ханского дома — от одного из девяти кварталов с. Большого Дженгутая (именно от Маджаат-аула) [Феодальные отношения в Дагестане…, 1969, с. 42]. Очевидно, что могилы под № 12 и № 13, Биби (ум. 1853 г.) и Балахан (ум. 1864 г.) принадлежат сестрам — дочерям Шихшабека. Однако могила Бату на рассматриваемом некрополе пока не выявлена.

О Шихшабеке сохранилось короткое упоминание в одном из грузиноязычных источников времен Кавказской войны. В июле 1852 г. года полковнику И. Д. Лазареву (с 1850 г. управляющий Мехтулинским ханством) стало известно, что в горах проходит «огромный сбор конницы с намерением разорить оба Дженгутая». Атака горцев была отбита, и командующий войсками в Прикаспийском крае князь Дж.-Г. Орбелиани писал о ней: «Успеху этого прекрасного дела я обязан преимущественно Лазареву, который каждый раз сам водил мехтулинцев в атаку и под которым в одной из атак убита лошадь; Тиханову, весьма удачно расположившему свои четыре роты и хорошо скрывавшему две роты с мехтулинскими жителями, а также Шихша-Беку, Багадуру и Гайдар-Беку, убившему знаменщика» [Академическое издание грузинских источников…, 2013, с. 123]. По всей видимости, в источнике упомянуты жители с. Большой Дженгутай Шихшабек и Гайдар-бек (в частности, в некрополе под № 6 упоминается Ханза-бике, дочь Хайдар-бека, ум. в 1293 г. х. /
1876 г.).

№ 12. Биби, дочь ал-амира Шихшабека, сына Тахмаз-хана, ум. в 1269 г. х. / 1853 г.

Вертикальная стела: высота — 201, ширина — 56, толщина — 23.

Горизонтальная плита-постамент: длина — 284, ширина — 165, толщина — 35. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 12. Надмогильная стела Биби бт. амира Шихшабека (ум. 1853 г.)

Fig. 12. Gravestone of Bibi b. amir Shikhshabek (d. 1853)

Текст эпитафии (рис. 12):

Перевод:

 

Эта могила юной девушки Биби, дочери ал-амира Шихшабека, сына Тахмаз-хана. Она скончалась в 1269 году 11.

هذا مرقد الشابة والمرءة والفتاة بب بنت الامير شيخشبك بن طهماز خان ماتت في سنة ١٢۶٩

№ 13. Балахан, дочь Шихшабека, ум. 1280 г. х. / 1864 г.

Вертикальная стела: высота — 198, ширина — 59, толщина — 23. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 13. Надмогильная стела Балахан бт. Шихшабека (ум. 1864 г.)

Fig. 13. Gravestone of Balakhan b. Shikhshabek (d. 1864)

Текст эпитафии (рис. 13):

Перевод:

 

Переселилась покойная госпожа (ал-амира) Балахан, дочь Шихшабека из мира бедствий в потусторонний мир по непреложному решению Аллаха, да сделает Аллах приятным их обоих пребывание [в потустороннем мире]! [Она скончалась] в месяце зу-л-ка‘да в 1280 г.

قد انتقلت الاميرة المرحومة بلخان بنت شخشابيك من دار البقاء الى دار البلا بقضاء المولى طاب الله ثراهما فى ذي القعدة سنة ١٢٨٠

№ 8. Мирза-бек, сын Нусал-хана, ум. 1271 г. х. / 1855 г.

Вертикальная стела: высота — 252, ширина (плеч) — 55, ширина — 51, толщина — 24.

Горизонтальная плита-постамент: длина — 298, ширина — 158, толщина –32. Стела сохранила следы краски и отличается очень богатым орнаментом. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 14. Надмогильная стела Мирза-бека б. Нуцал-хана (ум. 1855 г.)

Fig. 14. Gravestone of Mirza-bek b. Nutsal-khan (d. 1855)

Текст эпитафии (рис. 14):

Перевод:

 

Земной мир — лишь только час, так используй его для служения Аллаху.

Это могила ал-амира Мирза-бека, сына Нусал-хана

الدنيا ساعة فاجعلها طاعة لله

هذا مشهد الامير مرزبيك بن نوسال خان

Да простит Прощающий их обоих и уважит их происхождение Создатель, о Аллах.

В благословенном месяце Аллаха зу-л-хиджжа, 1271 г.12

عفى عنهما العافي واكرم نزولهما الباري يا الله

في شهر الله المبارك ذي الحجة سنة ١٢٧١

Эта стела расположена рядом со стелой № 9, и они обе обрамлены горизонтальной плитой-постаментом. Учитывая разный хронологический промежуток дат смерти, но при этом одинаковое обрамление могилы, можно предположить, что горизонтальная плита-постамент вокруг обеих надмогильных стел была установлена значительно позже.

Этот памятник примечателен: он принадлежит Мирза-беку, сыну последнего аварского хана Абусултан-нуцал-хана (1813–1834), убитого мюридами имама Гамзата во время переговоров. Надо заметить, что личное имя последнего аварского хана было Абусултан, а остальное — «нуцал», «хан», «нуцал-хан» являлись обозначениями титулов правящих предков, то есть он был так же известен под именем «Нуцал-хан». Поэтому на плите указано, что она принадлежит «ал-амиру Мирза-беку, сыну Нусал-хана».

У «Нусал-хана», Абусултана-нуцал-хана, было две жены — первая, Хайбат (ум. в 1838), она являлась дочерью Махди-шамхала Тарковского (1779–1830). Их сын, родившийся после смерти отца, рано скончался.

О второй жене Абусултана-нуцал-хана практически ничего неизвестно. Дагестанский ученый Хайдарбек из Геничутля (1829–1883) коротко отзывался о ней как о «простой узденке». От нее у Абусултана родился сын Мирза-бек. Известно, что Мирза-бек служил в дагестанской милиции, затем в Дагестанском конно-иррегулярном полку, и в списках полка записан как «Мирза Бек Нуцал Хан, из чанков Аварского ханского дома». За военное отличие в 1849 г. произведен в прапорщики милиции, в том же году получил знак отличия военного ордена «За особое отличие на Аркасе 15 декабря 1850 г». В сентябре 1851 г. он был произведен в подпоручики [Козубский, 1909, с. 67]. Мирза-бек скончался «от раны, полученной в деле против горцев в 1854 г., в чине капитана, оставив после себя одного сына Сурхая, ныне проживающего в с. Большом Дженгутае с матерью» [Феодальные отношения в Дагестане…, 1969, с. 40].

Рядом с ним похоронен его сын, Сурхай-хан, который скончался в 1876 г. — отсюда общее обрамление могилы. Возможно, где-то рядом с мужем и сыном похоронена и та «простая узденка», пока все еще безымянная.

№ 9. Сурхай-хан, сын ал-амира Мирза-бека, ум. 1293 г. х. / 1876 г.

Вертикальная стела: высота — 243, ширина (плеч) — 57, ширина — 54, толщина — 21. Памятник отличается богатым орнаментом, имеются следы красной, зеленой, синей и желтой краски. Тыльная сторона стелы без надписей и орнамента. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 15. Надмогильная стела Сурхай-хана б. амира Мирза-бека (ум. 1876 г.).

Fig. 15. Gravestone of Surkhay-khan b. amir Mirza-bek (d. 1876)

Текст эпитафии (рис. 15):

Перевод:

 

Переселился из мира бедствий в потусторонний мир благородный господин Сурхай-хан, сын ал-амира Мирза-бека,

в[месяце] раби‘ ал-ула

В году 1293 13.

قد انتقل السيد الكريم سرخي خان بن الامير مرزبيك من دار البلاء الى دار البلى

في ربيع الاولى

سنة ١٢٩٣

Как уже упоминалось выше, могила принадлежит Сурхай-хану, сыну Мирза-бека (памятник № 8), внуку последнего аварского хана Абусултан-нуцал-хану. Соответственно, он приходился правнуком по мужской линии Султан-Ахмед-хану Аварскому и Баху-бике. Он взял фамилию по имени отца, и в русскоязычных документах известен как Сурхай Мирзабеков. Известно, что в 1867 г. он проживал в с. Большой Дженгутай вместе с матерью. В 1873 г. Сурхай Мирзабеков уже проживал в г. Темир-Хан-Шуре, в тот год он обратился с заявлением о том, что «Шамсудин Тарковский завладел кутаном Аруша и горным пастбищем, принадлежавшими его отцу. За этот кутан ежегодно поступали доходы в размере 300 руб., и за пастбище — 80 руб.» [Хапизов, 2015, с. 145]. А через три года Сурхай-хана не станет.

Возможно, поблизости похоронены члены его семьи, о которой ничего не известно.

№ 17. Тетей, дочь Сурхай-хана, ум. в 1298 г. х. / 1881 г.

Вертикальная стела: высота — 202, ширина — 46, толщина — 21.

Горизонтальная плита-постамент: длина — 235, ширина — 90, толщина –31. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 16. Надмогильная стела Тетей бт. Сурхай-хана (ум. 1881 г.)

Fig. 16. Gravestone of Tetey b. Surkhay-khan (d. 1881)

Текст эпитафии (рис. 16):

Перевод:

 

Переселилась [в потусторонний мир] благородная, покойная Тетей, дочь Сурхай-хана,

Да простит их обоих Аллах,

В месяце раби‘ ал-ахира в 1298 году 14.

قد انتقلت الكريمة المرحومة تتي بنت سرخي خان عفى الله ذنو بهما في ربيع الاخرة سنة ١٢٩٨

По всей видимости, могила принадлежит дочери вышеупомянутого Сурхай-хана Мирзабекова (№ 9). Следовательно, похороненная здесь женщина приходилась внучкой Мирза-беку, правнучкой Абусултан-нуцал-хану, убитому мюридами имама Гамзат-бека и праправнучкой Султан-Ахмед-хану Аварскому и Баху-бике.

№ 16. Химмат-бек ал-Авари, ум. 1272 г. х. / 1856 г.

Вертикальная стела: высота — 187, ширина (плеч) — 53, ширина — 49, толщина — 21.

Горизонтальная плита-постамент: длина — 256, ширина — 104, толщина — 35. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 17. Надмогильная стела Химмат-бека ал-Авари (ум. 1856 г.)

Fig. 17. Gravestone of Himmat-bek al-Alavari (d. 1856)

Текст эпитафии (рис. 17):

Перевод:

 

Это могила молодого человека, известного [своим] рвением, Химмат-бека ал-Авари,

Да смилуется над ним Милостивый Творец,

В году 1272 15 после хиджры избранного [пророка Мухаммада]

هذا مشهد الفتى المشهور الغيور همت بيك الاواري

رحمه الرحمن الباري

في سنة ١٢٧٢ بعد هجرة المصطفى

Могила Химмат-бека ал-Авари, по всей видимости, принадлежит хунзахцу нуцальского рода Гимбат-бегу (прим. 1805 г. р.), он являлся сыном Харагиши, известного должностного лица в Аварском нуцальстве. Гимбат-бек был женат на Кихилай из с. Гонода, из рода местного амира Гунаша. В 1820 г. некоторое время находился в Тифлисе как аманат от Аварского нуцальства. В 1834 г., после убийства аварского хана и его братьев, являлся управляющим Аварского нуцальства. О нем упоминал дагестанский автор Гаджи Али из Чоха, который писал, что с 1837 г. имам Шамиль делал «беспрестанные и не безуспешные набеги» на селения общества Хиндалала (Койсубу), «но аварцы, под начальством хунзахского Хаджи-Мурата, Кара-Киши, Химмад-бека, Шахша-бека Дженгутаевского и других везде препятствовали его успехам» [Гаджи Али, 1990, с. 22]. Кстати, здесь же автор упоминал и о Шихшабеке, одном из погребенных на этом некрополе (№ 7).

Согласно местным хунзахским преданиям, записанным в 1927 г., «когда на участке Койсубулинском, став имамом, Шамиль из Гимры начал устанавливать шариат… Гимбат, сын Карагиши из Хунзаха, из нуцалов, отправился в Шуру и привел с собой в Хунзахскую крепость солдат. Командиром их был Ахмед-хан из Дженгутая» [Ясулов, 2009, c. 31] Очевидно, что Химмат-бек ал-Авари был близок к Ахмед-хану Мехтулинскому и, по всей видимости, погиб в одном из сражений, в возрасте около пятидесяти лет.

Химмат-бек ал-Авари имел двоих сыновей — Карагиши и Кайтмаза, шесть дочерей — Загидат-бика, Ханича-бика, Пари-бика, Бабуч (Абба-бика), Тут (Тату) и Шамай [Хапизов, 2015, с. 185].

№ 6. Ханза-бике, дочь Хайдар-бека, ум. в 1293 г. х. / 1876 г.

Вертикальная стела: высота — 204, ширина — 52, толщина — 20,5. На памятнике имеются следы зеленой и синей красок. Тыльная сторона стелы орнаментирована. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком сулс.

Рис. 17, 18. Надмогильная стела Ханза-бике бт. Хайдар-бека (ум. 1876 г.)

Fig. 17, 18. Gravestone of Hansa-bike b. Haidar-bek (d. 1876)

Текст эпитафии (рис. 17, 18):

Перевод:

 

Переселилась [в потусторонний мир] благородная госпожа Ханза-бике, дочь Хайдар-бека.

Да простит их обоих Аллах,

Амин, в месяце Аллаха джумада ал-ахир в 1293 г.16

قد انتقلت السيدة الجليلة خنزبيكه بنت حيدربيك

عفى الله عنهما

امين في شهر الله جماد الاخير ١٢٩٣

Возможно, это могила дочери Гайдар-бека (Хайдар-бека), чанки из Кака-Шуры. Известно, что одна из его дочерей, Тотикум (Тотокум), вышла замуж за Али-Султана Мехтулинского, сына Хасан-хана Мехтулинского [Хапизов, 2015, с. 142]. Есть другое предположение, что могила принадлежит дочери другого известного хунзахца — Гайдар-бега (Гайдар Бек), сына Дибира по прозвищу «Микки», что в переводе с аварского языка переводится как «голубь». В 1852 г. он бежал из Имамата и далее служил всадником в Дагестанском конно-иррегулярном полку, в хунзахской сотне под командованием Али-хана Аварского.

№ 10. Усман, сын Адила, ум. 1267 г. х. / 1851 г.

Вертикальная стела: высота — 232, ширина (плеч) — 54, ширина — 50, толщина — 22. Горизонтальная плита-постамент: длина — 258, ширина — 98, толщина — 29. На могиле выросло кизиловое дерево, так что памятник почти полностью закрыт его ветвями. Тыльная сторона стелы без надписей и орнамента. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 19. Надмогильная стела Усмана б. Адила (ум. 1851 г.)

Fig. 19. Gravestone of Usman b. Adil (d. 1851)

Текст эпитафии (рис. 19):

Перевод:

 

Покойный, переселившийся из бренного мира в мир вечности.

‘Усман, сын Адила.

Да простит их обоих Аллах, амин!

В 1267 г.17

المرحوم المنتقل من دار الفناء الى دار البقاء

عثمان بن عادل

عفى الله عنهما امين

١٢۶٧

Принадлежность этой плиты пока не удалось определить. Однако форма этого памятника, горизонтальная плита-постамент, схожие с памятниками ханской семьи, а также его близкое расположение к последним позволяют с определенной уверенностью говорить о том, что он был родственником Мехтулинских правителей.

№ 11. Гешив, дочь ал-амира Фариммата, ум. 1261 г. х. / 1845 г.

Вертикальная стела: высота — 162, ширина — 44, толщина — 12. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком сулс.

Рис. 20. Надмогильная стела Гешив бт. амира Фариммата (ум. 1845 г.)

Fig. 20. Gravestone of Geshev b. amir Farimmat (d. 1845)

Текст эпитафии (рис. 20):

Перевод:

 

Да пребудет милость Аллаха к тому, кто [покоится] в этой могиле. А она — Гешив, дочь ал-амира Фариммата 1261 18

رحمه الله من في هذا الضريح وهى كشو بنت الامير فريمت١٢۶١

Тыльная сторона памятника без надписей и орнамента.

№ 14. Гебек, сын Бийбулата, ум. 1292 г. х. / 1875 г.

Вертикальная стела: высота — 234, ширина (плеч) — 55, ширина — 51, толщина — 19. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 21. Надмогильная стела Гебека б. Бийбулата (ум. 1875 г.)

Fig. 21. Gravestone of Gebek b. Bibulat (d. 1875)

Текст эпитафии (рис. 21):

Перевод:

 

Всякий, кто в нем [земном мире], исчезнет.

Вечность присуща Всевышнему Аллаху.

Да простит Аллах Прощающий их обоих.

Скончался Гебек, сын Бийбулата,

В [месяце] раджаб 1292 г.19

كل من عليها فان

البقاء لله تعالى

عفى الله تعالى العافي عنهما

قد مات كبك بن بيبولات

في رجب ١٢٩٢

№ 15. Бийбулат, сын ал-амира Джалила, ум. 1290 г. х. / 1874 г.

Вертикальная стела: высота — 214, ширина (плеч) — 56, ширина — 52, толщина — 21. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 22. Надмогильная стела Бийбулата б. амира Джалила (ум. 1874 г.)

Fig. 22. Gravestone of Beybulat b. amir Jalil (d. 1874)

Текст эпитафии (рис. 22):

Перевод:

 

Переселился покойный ал-амир Бийбулат, сын ал-амира Джалила,

Из мира бренного в мир вечности

В 1290 20.

قد انتقل المرحوم الامير بيبولاة بن الاميرجليل

من دار الفناء الى دار البقاء

١٢٩٠

№ 19. Идхам, сын ал-амира Адил Султана, сына Зали-хан Шамхала, ум. в 1323 / 1905–06 г.

Вертикальная стела: высота — 136, ширина (плеч) — 42, ширина — 38, толщина — 16. Надпись рельефная, выполнена техникой выемки окружающего фона. Текст надписи выполнен почерком насх.

Рис. 23, 24. Надмогильная стела Идхама б. амира Адил Султана (ум. 1905–1906 г.)

Fig. 23, 24. Gravestone of Idham b. amir Adil Sultan (d. 1905–1906)

Текст эпитафии (pис. 23, 24):

Перевод:

 

Умер ал-амир Идхам, сын ал-амира Адил Султана, сына Зали-хана Шамхала

1323 г.21

مات الامير ادهم بن الامير عادل سلطان ابن ذال خان شمخال

١٣٢٣

На стеле остались следы красок красного, синего и зеленого цветов.

Таким образом, на этом некрополе имеются захоронения представителей местной аристократии из дома Мехтулинских и Аварских ханов:

№ 1. Ахмад-хан, сын Хасан-хана, ум. 1259 г. х. / 1843 г.

№ 2. Рашид-хан, сын Ахмад-хана, сына Хасан-хана, ум. в 1293 г. х. / 1876 г.

№ 3. Ибрагим-хан, сын Ахмад-хана, сына Хасан-хана, сына Али-султана, сына ал-хаджж Ахмад-хана, сына Махди, сына Ахмад-хана, ум. в 1286 г. х. / 1869 г.

№ 4. Нух-бике (Нох-бике), дочь Махди-шамхала, ум. в 1288 г. х. / 1871 г.

№ 5. Хафсат, дочь Нух-бике (Нох-бике), ум. в 1285 г. х. / 1869 г.

№ 6. Ханза-бике, дочь Хайдар-бека, ум. в 1293 г. х. / 1876 г.

№ 7. Шихшабек, сын Тахмаз-хана, ум. в 1281 г. х. / 1865 г.

№ 8. Мирза-бек, сын Нусал-хана, ум. 1271 г. х. / 1855 г.

№ 9. Сурхай-хан, сын Мирза-бека, ум. 1293 г. х. / 1876 г.

№ 10. Усман, сын Адила, ум. 1267 г. х. / 1851 г.

№ 11. Гешив, дочь Фариммата, ум. 1261 г. х. / 1845 г.

№ 12. Биби, дочь Шихшабека, сына Тахмаз-хана, ум. в 1269 г. х. / 1853 г.

№ 13 Балахан, дочь Шихшабека, ум. 1280 г. х. / 1864 г.

№ 14. Гебек, сын Бийдулата, ум. 1292 г. х. / 1875 г.

№ 15. Бийбулат, сын Джалила, ум. 1290 г. х. / 1874 г.

№ 16. Химмат-бек ал-Авари, ум. 1272 г. х. / 1856 г.

№ 17. Тетей, дочь Сурхай-хана, ум. 1298 г. х. / 1881 г.

№ 18. Ахмад-хан, сын Ибрагим-хана, сына Ахмад-хана, сына Хасан-хана, сына Али-султана, сына Махди, ум. 1301 г. х. / 1884 г.

№ 19. Идхам, сын Адил Султана, сына Зали-хана Шамхала.

Нами были изучены и описаны 19 надмогильных плит с кладбища «Делет-къабурлар» в с. Нижний Дженгутай, которое вплоть до 1867 г. являлось столицей крупного политического образования — Мехтулинского ханства. Все исследуемые стелы принадлежат членам династии Мехтулинских ханов, некоторые из них оставили значительный след в истории Дагестана XIX в. Исследование позволяет не только сопоставить найденные могилы, принадлежащие видным политическим деятелям своей эпохи, но и на основании эпиграфических данных восстановить семейные узы и цепь преемственности, которые, в свою очередь, отражают принципы управления внутри Дагестана: заключение династических браков между представителями разных политических образований и прочее. Также немаловажно, что многие из описанных представителей ханской семьи выступали в роли посредников [Burbank, Cooper, 2010, p. 13–14, 366] между Российской империей и Дагестаном, поэтому большой пласт информации о них находится в имперских документах.

Как уже упоминалось в статье, исследование содержит лакуны — не все памятники идентифицированы. Нам не удалось обнаружить могилы отца Ахмад-хана Мехтулинского — Хасан-хана и его деда — Али-Султана. Вероятно, после выступления против русских войск в 1818 г. и последующего разрушения Дженгутая войсками А. П. Ермолова (1777–1861) Хасан-хан бежал в горы, где и скончался в следующем году. Его могила на сегодняшний день еще не выявлена. Что касается Али-Султана, то он, будучи братом правящего хана Хаджи Ахмед-Хана (ум. в 1797 г.), после смерти последнего отказался от власти в Мехтулинском ханстве в пользу своего старшего сына Хасан-хана и взял в удел селения Какашура, Доргели, Параул и Урма [Сборник сведений о Кавказских горцах, 1869, с. 1–16]. Возможно, после смерти в 1807 г. Али-Султан был похоронен в одном из этих четырех селений.

За рассмотренными памятниками стоит целый пласт истории, связанный с драматическими событиями Кавказской войны и российского завоевания Дагестана. Эпиграфические находки из с. Нижний Дженгутай позволяют уточнить и скорректировать некоторые сведения об их участниках, но, что важнее, проливают свет на эти события «изнутри» и позволяют персонализировать исторический процесс в духе актуальных пост-колониальных исследований.

Сокращения / abbreviations

АКАК — Акты, собранные Кавказской археографической комиссией. В 12 т. Тифлис: Типография Главного управления Наместника Кавказского, 1866–1904.

ДГСВК — Движение горцев Северо-Восточного Кавказа в 20–50-е гг. XIX века. Сборник документов. Под ред. Г.-А. Д. Даниялова. Махачкала: Дагестанское книжное издательство, 1959.

КНКО — Кумыкское научно-культурное общество. Махачкала, Россия.

РГВИА — Российский государственный военно-исторический архив. Москва.

СМОМПК — Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Тбилиси.

ЦИАГ — Центральный исторический архив Грузии. Тбилиси.

1. Здесь и далее размеры даны в сантиметрах.

2. Дословно: «в мир, где все земное истлевает».

3. 31 января — 1 марта 1843 г.

4. Автор полковой истории ссылается на Отношение №  1145, Дело №  26. 2-е отделение Генерального Штаба. Архив Кавказского Окружного Штаба.

5. 18 июля — 17 августа 1871 г.

6. 12 апреля — 11 мая 1869 г.

7. 16 июня 1884 г.

8. 28 октября 1876 г.

9. 23 апреля 1868 г. — 11 апреля 1869 г.

10. 26 февраля — 27 марта 1865 г.

11. 14 октября 1852 г. — 2 октября 1853 г.

12. 14 августа — 11 сентября, 1855 г.

13. 26 марта — 24 апреля 1876 г.

14. 2–31 марта 1881 г.

15. 12 сентября 1855 г. – 30 августа 1856 г.

16. 23 июня – 21 июля 1876 г.

17. 5 ноября 1850 г. — 25 октября 1851 г.

18. 9 января — 28 декабря 1845 г.

19. 2 августа — 31 августа 1875 г.

20. 28 февраля 1873 г. — 16 февраля 1874 г.

21. 7 марта 1905 г. — 23 февраля 1906 г.

Bibliography:
  1. Abdurahman of Gazikumukh. Book of Memories Transl. from Arabic by M.-S. Saidov; Ed. by A. R. Shikhsaidov, Kh. A. Omarov. Makhachkala: Dagestanskoe knizhnoe izdatel’stvo, 1997 (in Russian)
  2. Aitberov T. M. Ancient Khunzakh and the Khunzakh people. Makhachkala: Dagestanskoe knizhnoe izdatel’stvo, 1990 (in Russian)
  3. Academic Edition of Georgian Sources of the 19th–20th Centuries: Epistolary Heritage, 2013. (in Georgian)
  4. Acts Collected by the Caucasian Archaeographic Commission. Vol. 6. Part 2. Tiflis: Tip. Glavn. Upr. Namestnika Kavkazskogo, 1875 (in Russian)
  5. Acts Collected by the Caucasian Archaeographic Commission. Vol. 7. Tiflis: Tip. Glavn. Upr. Namestnika Kavkazskogo, 1878 (in Russian)
  6. Acts Collected by the Caucasian Archaeographic Commission. Vol. 8. Tiflis: Tip. Glavn. Upr. Namestnika Kavkazskogo, 1881 (in Russian)
  7. Acts Collected by the Caucasian Archaeographic Commission. Vol. 10. Tiflis: Tip. Glavn. Upr. Namestnika Kavkazskogo, 1885 (in Russian)
  8. Aliev B. G., Umakhanov M.-S. K. Mekhtulla Khanate Historical Geography of Daghestan of the 17th – early 19th Centuries. Makhachkala: Izd. Tip. Dagestanskogo nauchn. tsentra RAN, 1999 (in Russian)
  9. Alikhanov M. In the Mountains of Daghestan. Travel Impressions and Stories of Mountaineers (1895–1896). Makhachkala: Epokha, 2005 (in Russian)
  10. Boguslafskii L. A. History of the Apsheron Regiment. 1700–1892. In 3 vols. Vol. 1. St. Petersburg: Tip. Ministerstva Putei Soobsheniya, 1892 (in Russian)
  11. Gadzhi Ali. Eyewitness Account of Shamil. Makhachkala: Dagestanskoe knizhnoe izdatel’stvo, 1990 (in Russian)
  12. Gadzhiev V. G. The Initial Stage in the History of the National Liberation Struggle of Daghestan and Chechnya as a Research Problem. Gazimukhammed and the Initial Stage of the Anti-feudal and Anti-colonial Struggle of the Peoples of Daghestan and Chechnya: Proceedings of the International Scientific Conference, October 13–14, 1993. Ed. by V. G. Gadzhiev. Makhachkala: Institute of History, Archeology and Ethnography, 1997 (in Russian)
  13. The Movement of the Highlanders of the North-Eastern Caucasus in the 20–50s of the 19th Century. Collection of Documents. Ed. by G.-A. D. Daniyalov. Makhachkala: Dagestanskoe knizhnoe izdatel’stvo, 1959 (in Russian)
  14. Notes by A. P. Ermol 1798–1826. Comp., prepar. of the text, introd., comments by V. A. Feodorov. Moscow: Vysshaya shkola, 1991. (in Russian)
  15. From a Letter from Major General Kudashev to the Commander-in-Chief of the Separate Caucasian Corps to Lieutenant General Duke Vorontsov, March 13, 1847. TsIAG. Fund. 1087. Case 381. Inv. 1 (in Russian)
  16. History, Geography and Ethnography of Dagestan 18th – 19th centuries. Archival materials. Ed. by M. O. Kosven and H. M. Khashaev. Moscow: Vostochnaya literature, 1958
  17. Caucasian Collection. Vol. 31. Tiflis, 1911 (in Russian)
  18. Kozubsky E. I. The History of the Daghestani Cavalry Regiment. Petrovsk: Isdanie Polka, 1909 (in Russian)
  19. A Brief Review of Recent Events in Daghestan, compileby the General Staff Captain Vranken, November 12, 1843. RGVIA. Fund 846. Case 6514 (1). Inv. 16 (2). (in Russian)
  20. Materials on the History of Daghestan and Chechnya. Vol. 3. Part 1: 1801–1839. Ed. by R. M. Magomedov. Makhachkala: Daggiz, 1940 (in Russian)
  21. Mekhtulla khans. Collection of Information about the Caucasian Highlanders. Issue II (4). Tiflis: Tip. Glavn. Upr. Namestnika Kavkazskogo, 1869, pp. 1–16 (in Russian)
  22. Review of Events in Daghestan, 1843. RGVIA. Fund 846. Case 6514 (1). Inv. 16. (in Russian)
  23. Omarov H. A. 100 letters of Shamil. Makhachkala: Dagestanskiy nauchn. tsentr RAN, 1997. (in Russian)
  24. Orazaev G. M.-R., Shikhaliev Sh. Sh. Letter from the Mekhtulla khansha Nokh-biyka to General M. Z. Argutinsky-Dolgorukov (1850). KNKO Vesti. Makhachkala, 2006–2007. Issues 12–14, pp. 76–77 (in Russian)
  25. Report of Major General Duke Kudashev to the Chief of the General Staff, Major General Kotzebu, February 22, 1847. TsIAG. Fund. 1087. Case 381. Inv. 1 (in Russian)
  26. Russian antiquity. Vol. 20. Issues 9–12. St. Petersburg: Tip. V. S. Balasheva, 1877 (in Russian)
  27. Russian-Daghestan Relations in the 18th — beginning of the 19th Century. Collection of Documents. Comp. V. G. Gadzhiev and al.; Ed. by V. G. Gadzhiev. Moscow: Nauka, 1988 (in Russian)
  28. Collection of Information about the Caucasian Highlanders. Issue 2. Tiflis, 1869 (in Russian)
  29. Feudal Relations in Daghestan in the 19th — early 20th Centuries. Archival Materials. Ed. by Kh.-M. Khashaev. Moscow: Nauka; GRVL, 1969 (in Russian)
  30. Khaidarbek Genichutlinsky. Historical-Biographical and Historical essays. Transl. from Arabic by T. M. Aitberov. Makhachkala: Tip. Dagestanskogo nauchю tsentra RAN, 1992 (in Russian)
  31. Khalipaeva I. A., Akgezova A. A., Osmanov U. Yu. Women in Folklore and Ancient History of the Kumyks. News of the Daghestan State Pedagogical University. Social and Humanity Sciences. 2015. No. 4 (33), pp. 113–116 (in Russian)
  32. Khapizov Sh. M. Nutsals of Avaria (Historical and Genealogical Research). Makhachkala: [w. p.], 2021 (in Russian)
  33. Khapizov Sh. M. Uma-nutsal (Umakhan) the Great (an Outline of the History of the Avar Nutsalate in the Second Half of the 18th Century). Makhachkala: [w. p.], 2013 (in Russian)
  34. Khapizov Sh. M., Shekhmagomedov M. G. Karakh in the 12th — early 20th Centuries (Historical and Ethnographical essays). Makhachkala: [w. p.], 2019 (in Russian)
  35. Chrysanthus. Information about the Avar Khanate, 1828. History, Geography and Ethnography of Daghestan in the 18th — 19th centuries. Archival Materials. Ed. by M. O. Kosven. Moscow: Vostochnaya literatura, 1958 (in Russian)
  36. Shikhaliev Sh. Sh. Fieldwork material: interview with A. A. Abdurakhmanov (1926–2007): September 13, 2002, village Nizhnii Dzhengutai (in Russian)
  37. Headquarters of the Caucasian Military District. Military History Department. A Note Compiled from the Stories and Testimony of Hadji Murat by the Guard Captain Loris-Melikov. TsIAG. Fund. 1087. Case 284. Op. 1 (in Russian)
  38. Shulgin S. N. Shamil’s Naib Hadji Murat (According to the Memoirs of Seyyid Abdurrakhim, son of Dzhemaladdin). Collection of Materials for the Description of Localities and Tribes of the Caucasus. Issue 32. Tbilisi: Tip. K. P. Kozlovskogo, 1903 (in Russian)
  39. Yasulov G. Khunzakh legends about Khadzhimurad. Makhachkala, 2009.
  40. Burbank J., Cooper F. Empires in world history: power and the politics of difference. Princeton: Princeton University Press, 2010.
  41. Kemper M. Herrschaft, Recht und Islam in Daghestan. Von den Khanaten und Gemeindebünden zum Dschihad-Staat. Wiesbaden: Reichert, 2006.
For citations: Шихалиев Ш.Ш., Тахнаева, П.И., Чмилевская, И.А. Некрополь рода Мехтулинских ханов в с. Нижний Дженгутай (кладбище «Делет-къабурлар»). Ориенталистика. 2023; т. 6, 1: 24-54