Preview

Ориенталистика

Расширенный поиск

Некоторые аспекты добродетели в эпоху Юань

https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-035-055

Полный текст:

Аннотация

Цель данной статьи – проследить отношение государства к проявлениям сыновней почтительности, вдовьей целомудренности и подобным добродетельным поступкам во времена правления монголов в Китае. Нравоучительные рассказы о добродетельных делах распространялись в Китае издавна. Воспринимались ли они в рассматриваемый период как догма, или отношение к ним менялось со временем? Источники юридического характера показывают, что некоторые проявления сыновней почтительности не одобрялись или даже запрещались еще до образования государства Юань (1271–1368). В статье также анализируется вопрос о вступлении некоторых видов проявления добродетели в противоречие с законами того времени. Обсуждаются критерии, по которым добродетельных лиц следовало рекомендовать к награждению, а также сам порядок рекомендации. Кроме того, любопытным представляется вопрос о том, сулили ли добродетельные поступки какие-то материальные блага.

Для цитирования:


Сидорович С.В. Некоторые аспекты добродетели в эпоху Юань. Ориенталистика. 2022;5(1):35-55. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-035-055

For citation:


Sidorovich S.V. Some aspects of virtue during the Yuan epoch. Orientalistica. 2022;5(1):35-55. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-035-055

Введение

Тема добродетельности, в особенности образцового служения родителям, была издавна популярна в Китае. В этом смысле юаньский период (1271–1368) отмечен составлением влиятельного нравоучительного текста «Двадцать четыре [образцовых примера] сыновней почтительности» (эр-шисы сяо, 二十四孝), автором которого явился Го Цзюй-цзин 郭居敬 (?–1354). С точки зрения концепции усердного служения родителям данный текст по праву является вторым по значимости после «Канона сыновней почтительности»(а по степени популярности – пожалуй, и первым), поэтому можно без преувеличения сказать, что юаньский период был достаточно важным для осмысления отношения к этой добродетели.

Если «Эр-ши-сы сяо» является литературным памятником назидательного характера, то от времен монгольского владычества в Китае осталось большое количество юридических документов, которые сведены в законодательные сборники «Юань дянь-чжан»2, «Тун-чжи тяо-гэ»3, «Чжи-чжэн тяогэ»4. Некоторые из этих документов представляют для целей настоящего исследования особый интерес, поскольку содержат живые примеры проявления добродетели из реальной повседневной жизни, а также отношения к ним властей. Кроме того, в официальной истории «Юань ши»есть несколько глав, посвященных добродетельным поступкам отдельных лиц.

Сведения источников о примерах добродетельного поведения в эпоху Юань

Относительно награждения добродетельных людей свод «Юань дяньчжан» сообщает следующее:

義夫節婦孝子順孫,其實以聞,别加恩賜 [1, с. 68].

«[Что касается] справедливых мужей, целомудренных жен6, почтительных сыновей и послушных внуков, [то] эти [титулы] в действительности [призваны] даровать репутацию, не следует давать [дополнительные] пожалования».

Тот же источник добавляет:

孝子順孫曾經旌表,有材堪從政者,保結申明,量材任用 [1, с. 68].

«[Что касается] почтительных сыновей и послушных внуков, [чья добродетель] прежде уже была отмечена знаками почета7, [то] те, кто имеет способности, могут заниматься делами управления (состоять на государственной службе. – С. С.). [В отношении таких лиц следует подать] заявление с поручительством, соразмерно [их] способностям назначить на службу»8.

Таким образом, для добродетельных людей существовал вариант поступления на службу по рекомендации местных властей. Во времена Юань система государственных экзаменов работала эпизодически, комплектация чиновников в основном осуществлялась за счет рекомендации или передачи чиновного статуса по наследству. Другими путями обретения этого статуса являлись военные заслуги, окончание учебного заведения, выслуга из канцеляристов. Кроме того, существовала официальная возможность покупки должности. Впрочем, как разновидность рекомендации, данный канал пополнения чиновничества едва ли пропускал сколько-нибудь значимое количество добродетельных людей, а возможность удачного старта в виде изначального занятия высокого поста или головокружительная карьера вообще представляются маловероятными (по крайней мере, такие примеры автору неизвестны). Тем не менее для почтительных сыновей и послушных внуков появлялся дополнительный социальный лифт.

В случаях, когда добродетельные люди в связи с исполнением сыновнего / дочернего долга испытывали крайнюю нужду, казна могла брать их и их родственников на содержание, а также освобождать их от повинностей. Здесь показательным является пример Вэй А-чжан, чья история с теми или иными подробностями оказалась зафиксированной во всех вышеуказанных законодательных сборниках:

至元十年二月,御史臺呈:「欽奉聖旨內一款:『孤老幼疾貧窮不能自存者,仰 本路官司驗實,官為養濟,應收養而不收養,或不如法者,委監察糾察.」欽此.體 察得,大都路左警巡院咸寧坊魏阿張,年一十六歲,適魏明子蔓.其夫荒縱,不事家 業,因欠債銀,逃竄不知所住.阿張父代還所欠,本婦與姑同居,傭計孝養,甘旨不 闕.十餘年後,其夫還家,因病身故,並無產業,有子幼弱,其姑九十五歲,眼昏且 病,不能行止,依舊孝養.遇有事出,置姑扃戶,將子寄於鄰居學舍.參詳魏阿張孝 奉老姑,守節不嫁,欽依聖旨事意,官為養濟.仍令除免差役,更加旌表,以勵風俗. 」都省准擬 [3, с. 86]9.

«2-й месяц 10-го года [правления под девизом] Чжи-юань (19.02.– 20.03.1273), Цензорат10 доложил: “Один из параграфов полученного с чувством глубокого почтения высочайшего указа [гласит: “Что касается] тех одиноких старых и малых, больных, обнищавших, [кто] не способен самостоятельно поддерживать существование, рассчитываем, что официальные власти данных лу11 проверят, что [они] действительно [бедствуют, и тогда] казна берет на себя [их] содержание12. [В отношении] тех, кто должен взять [нуждающихся] под опеку, но не берет под опеку, либо [делает это] в противоречии с законом, направить цензоров для проведения расследования”13. [Император повелел] следовать этому. [Мы] выяснили: [некая] Вэй А-чжан, [проживающая] в квартале Сянь-нин14, [находящемся в сфере ответственности] Левой палаты по несению охранной и патрульной службы15 Даду лу16, в возрасте 16 лет вышла замуж за Маня, сына Вэй Мина. Ее муж бездельничал, не занимался семейным делом. По причине того, что задолжал серебро, ударился в бега, [его] местожительство [было] неизвестно. Отец А-чжан вместо [ее мужа] вернул задолженность. Упомянутая невестка проживала совместно со свекровью, обеспечивала [ее] содержание, в сладком и вкусном17 [у матери мужа] не было недостатка. Через десять с небольшим лет ее муж вернулся домой [и вскоре] умер от болезни. [У А-чжан] нет никакого имущества. Имеющийся [у нее] сын находится в детском возрасте. Ее свекрови – 95 лет, [она] плохо видит, к тому же хворая, не может передвигаться, [невестка] как и прежде содержит [ее]. Если [с А-чжан] что-то случится, перевести [двор] свекрови [в разряд] закрытых дворов18, ребенку дать пристанище в расположенной по соседству школе. [Мы] внимательно разобрались: Вэй А-чжан усердно исполняет дочерний долг [по отношению к] старой свекрови, сохраняет верность покойному мужу [и] не вышла [повторно] замуж, в уважительном следовании [и сообразно с] сутью дела высочайшего указа казна берет на себя [их] содержание. Как и прежде, велеть отменить повинности, еще более отмечать в качестве образца [добродетели], чтобы поощрять обычаи”. Столичный секретариат19 одобрил предложение».

Следующий документ приводит пример освобождения от различных неопределенных (нерегулярных) повинностей, потребность в которых возникала в случае форс-мажорных ситуаций. К таким повинностям относят ремонт казенных и общественных амбаров, очистку каналов, ремонт и строительство дамб, мостов и т. д. Поскольку подобные работы, как правило, связаны с длительным отсутствием вне дома, они создают препятствие полноценному уходу за престарелыми родителями, т. е. исполнению сыновнего / дочернего долга.

至元十一年正月,吏部呈:「平陽路李伯祥與妻馬氏,養母阿張,能備孝道,體覆 是實,擬合與免李伯祥戶下雜役.」都省准擬 [3, с. 86]20.

«Начальный месяц 11-го года [правления под девизом] Чжи-юань (01.04.– 29.04.1291), Ведомство чинов доложило: “В Пинъян лу21 [некий] Ли Бо-сян с супругой, урожденной Ма, обеспечивают уход за [его] матерью А-чжан. [В результате] проверки [установлено, что данные сведения] достоверны. Предлагается предоставить двору Ли Бо-сяна освобождение от различных [неопределенных] повинностей22”. Столичный секретариат одобрил предложение».

Следующий любопытный документ устанавливает основные критерии для определения добродетельных людей и для представления их к награде в виде отметки заслуг прославляющими надписями на воротах дома. Например, для целомудренных вдов устанавливался возрастной ценз: женщина должна была овдоветь до 30-летнего возраста и лишь после того, как ей исполнится 50 лет, при условии соблюдения верности покойному супругу, можно было производить рекомендацию для последующего награждения. Кроме того, документ устанавливает порядок рекомендации, а также ответственность за злоупотребления при представлении к награде.

大德八年八月,禮部議得:「義夫節婦,旌表門閭,本為激勵薄俗,以敦風化.今 各處所舉,往往指稱夫亡守志,不見卓然異行,多係富強之家規避門役,廉訪司亦不 從公覈實,以致泛濫.今後舉孝行者,若奉母挽車,養竭其力,號父攀柏,表盡其誠, 董生之甘旨供廚,蔡邕之泣血廬墓.舉義夫者,若共被泣荊,誼感宗族,散財焚券,惠 濟鄉閭,漢薛包之昆弟讓財,魏楊播之緦服同爨.舉節婦者,若夫亡在三十之前,柏 舟自誓,守志至五十以後,行露不侵,執節不回,如文寧女,臨難不避,如義宗妻.似 此之類,聽各處保明.」都省議得:「義夫﹒節婦﹒孝子﹒順孫旌表門閭,本欲敦民俗 而厚風化,必得行實卓越,節操超絕者,方可垂勸將來.邇者,各處官司不詳此意,往往不覈名實,泛常保舉,以致謬濫.今後舉節婦者,若三十已前夫亡守志,五十以 後晚節不易,貞正著明者,聽各處隣佑社長明具實跡,重甘保結,申覆本縣,牒委文 資正官體覆得實,移文附近不干碍官司再行體覆,結罪回報,憑准體覆牒文,重甘保 結,申覆本管上司,更為覈實保結,申呈省部,以憑旌表.仍從監察御史﹒廉訪司體 察,如是富強之家,別無實跡,慕向虛名,營求保舉,規避門役,及所保謬濫不實,即 將鄰 社長並元保體覆官吏,取招治罪.義夫﹒孝子﹒順孫,若果孝義行實有可嘉 尚,必合表異,為宗族鄉黨稱道者,方許各處鄰佑社長條具實跡,申聞本縣,並依上 例體覆,申呈省部,依例旌表.若有濫失謬妄,亦依上例治罪.」 [3, с. 86–88]23.

«8-й месяц 8-го года [правления под девизом] Да-дэ (01.09 – 29.09.1304), Ведомство церемоний обсудило и пришло к выводу: “[Что касается] справедливых мужей [и] целомудренных жен, [то] ворота [их] домов и деревенской околицы отмечаются знаками почета, по сути [это] побуждает [к тому, чтобы] искренне перевоспитывать дурные нравы. [Что касается] ныне повсеместно рекомендуемых, [то они] зачастую, заявляя о сохранении верности умершему мужу, не проявляют заметного высоконравственного поведения, по большей части богатые и могущественные семьи [таким образом] уклоняются от [налагаемых на их] дома повинностей24, Управления ревизоров также не занимаются проверкой и подтверждением, в результате чего [злоупотребления получили] широкое распространение. Впредь рекомендовать как усердно исполняющего долг перед родителями, если услуживает матери, тяня [за собой] повозку, [и] полностью поддерживает ее силы25, громко оплакивает отца, “вцепившись в кипарис”26, [является] образцом предельной искренности своих [чувств], как Дун Шэн27 преподносит [родителям] сладкое и вкусное, как Цай Юн28 плачет кровавыми слезами29 [и] живет в шалаше у могилы родителей [во время траура]. Рекомендовать как справедливого мужа, если укрывается одним одеялом [с братьями]30, оплакивает [потерю] своей [жены]31, [если его] дружественное отношение хватает за душу родственников, [если] раздает [нажитое] богатство, сжигает [долговые] расписки, оказывает благодетельную помощь [своей] деревне32, как ханьский Сюэ Бао33, уступает братьям имущество, как вэйский Ян Бо34, делит стол с дальними родственниками35. Рекомендовать как целомудренную жену, если муж умер прежде, чем [ей исполнилось] 30 [лет], [как в] “Кипарисовом челне”36 сама принесла клятву, хранила верность умершему мужу до того, как [ей исполнилось] 50 [лет] и свыше, [как в] “Росе на пути”37 не [поддалась] на принуждение [к браку], подобно дочери [Сяхоу] Вэнь-нина38 неуклонно соблюдала целомудрие [и] не сворачивала с пути. Подобно супруге [Чжэн] И-цзуна39 не пряталась перед лицом опасности. [В отношении] таких, как эти [вышеперечисленные], и им подобных повсеместно разрешается подать докладную с поручительством”. Столичный секретариат обсудил и пришел к выводу: “[Что касается] справедливых мужей, целомудренных жен, почтительных сыновей, послушных внуков, [то] ворота [их] домов и деревенской околицы отмечаются знаками почета, в основе своей из стремления чтить народные нравы и придавать значение перевоспитанию. [Рекомендуемые] обязательно должны являться теми, чьи фактические поступки превосходные, [а] моральные устои исключительные, только тогда можно передавать из поколения в поколение воодушевление в будущем. В последнее время повсеместно официальные власти не постигают эту идею, сплошь и рядом, не разобравшись в названии и реальной сущности, поверхностно [представляют] рекомендацию, что приводит к мошенничеству. Впредь рекомендовать как целомудренную жену, если прежде, чем [ей исполнилось] 30 [лет], хранила верность умершему мужу, [по достижении] 50 [лет] и свыше [ее] целомудрие на закате жизни [все так же] неизменно, если ясно показывает беспримесную чистоту, [то] повсеместно пусть ближайшие соседи [и] старшина общины40 ясно изложат фактические доказательства, дадут письменное поручительство, представят доклад [начальству] данного уезда [для проверки и] утверждения. Официальным документом [следует] назначить гражданских начальствующих чиновников для проверки [сведений] на достоверность, послать официальное письмо близлежащим, не имеющим прямого отношения, официальным властям заново провести повторную проверку [сведений] на достоверность, получив в ответ письменное поручительство [в том, что рекомендуемое лицо не совершало] проступков, подать донесение на основании надежного подтверждения повторной проверки [сведений] на достоверность, дать письменное поручительство, представить доклад компетентному начальству [для проверки и] утверждения, еще более [тщательно] проверить и подтвердить поручительство, донести рапортом Секретариату [и] Ведомствам, чтобы на основании [этих данных] отметить знаками почета. По-прежнему, через государственных цензоров и Управления ревизоров провести расследование: если это – богатая и могущественная семья, нет никаких фактических доказательств [добродетельности], стремятся лишь к показной славе, добиваются [представления] рекомендации, [таким образом] уклоняются от [налагаемых на их] дом повинностей, а также [если] те, за кого поручились, [на самом деле лишь] выдают себя [за добродетельных и] в действительности не соответствуют [этому званию], то в этом случае [надлежит] от ближайших соседей [и] старшины общины, а также чиновников и делопроизводителей, проводивших повторную проверку на достоверность изначально данного поручительства, получить признание [и] подвергнуть [их] наказанию. [Что касается] справедливых мужей, почтительных сыновей, послушных внуков, ежели в действительности фактические поступки [преисполнены] преданности родителям и верности долгу [и] заслуживают одобрения, [что] непременно следует отметить знаками почета, [если] являются теми, о ком родственники и односельчане отзываются с похвалой, только тогда и позволяется повсеместно ближайшим соседям [и] старшинам общин детально в письменной форме доложить фактические доказательства, представить доклад [начальству] данного уезда, а также по аналогии с приведенным выше примером провести повторную проверку [сведений] на достоверность, донести рапортом Секретариату [и] Ведомствам, в соответствии с общим правилом отметить знаками почета. Если имеют место сознательные упущения [или] вздорные утверждения, так же в соответствии с вышеуказанным примером подвергнуть наказанию”».

Данному документу вторит следующая статья из трактата «Законы о наказаниях» (син-фа 刑法) «Юань ши»:

諸義夫、節婦、孝子、順孫,其節行卓異,應旌表者,從所屬有司舉之,監察御史 廉訪司察之,但有冒濫,罪及元舉 [5, гл. 102, с. 2621].

«[Что касается] справедливых мужей, целомудренных жен, почтительных сыновей и послушных внуков, [то] те, чьи моральные устои и поведение незаурядные, должны быть отмечены знаками почета, [для чего надлежит] рекомендовать их через непосредственные официальные власти, [а] цензорам41 и Управлениям ревизоров42 – проверить их. Ежели имеются злоупотребления – наказать [нарушителей] вместе с [дававшими] изначальную рекомендацию».

Семьи, в которых сыновняя почтительность соблюдалась на протяжении нескольких поколений, поощрялись властями, даже если добродетельные дела рода вели отсчет еще со времен уничтоженной монголами сунской империи. В этом смысле весьма показательна история рода Го 郭 из уезда Путянь43. В содержащемся в «Юань дянь-чжан» документе от 1308 г. под названием «Отметить знаками почета Го Тин-вэя [за] соблюдение [родом] преданности родителям и верности долгу [на протяжении нескольких] поколений (цзинбяо го тин-вэй ши шоу сяо-и 旌表郭廷煒世守孝義) говорится следующее:

莆田縣孝子郭氏,四代孝友。自亡宋時,特賜旌表立祠。今郭道卿家傳孝友, 又以三代同居。至元十三年歸附,遇賊,與弟郭佐卿相遜以死。及子郭廷煒辭祿奉 親,行實可尚。世守孝義,誠為罕有 [1, с. 1148–1149].

«Почтительные сыновья из рода Го 郭, [проживающие в] уезде Путянь, [на протяжении] четырех поколений чтят родителей и любят братьев. Начиная со времен павшего [государства] Сун, по особому пожалованию [их добродетель] отмечена знаками почета и воздвигнут родовой храм. Ныне [уже] семья Го Дао-цина передает из поколения в поколение почтительность к родителям и любовь к братьям, ведь вместе [с ними] проживают три поколения! В 13‑м году [правления под девизом] Чжи-юань (18.01.1276 – 04.02.1277) подчинились [нашему государству]. Встретившись с разбойниками, [Го Дао-цин] с младшим братом Го Цзо-цином [собственной] смертью уступали один другому [возможность спастись]. А также [его] сын, Го Тин-вэй, отказался от жалованья, ухаживая за родителями. [Подобное] поведение в действительности разве не заслуживает высокой оценки! Соблюдение преданности родителям и верности долгу [на протяжении нескольких] поколений – поистине встречается редко».

После проведения Управлением ревизоров данного цензорского округа проверки этих сведений на достоверность Ведомство церемоний по результатам совещания постановило, что за преданность родителям и верность долгу, в соответствии с правилами, будет надлежащим делом отметить данный род знаками почета. История Го Дао-цина также содержится в «Юань ши». Приведу этот рассказ здесь, поскольку он проливает свет на вышеупомянутые туманные обстоятельства встречи с разбойниками:

郭道卿,興化莆田人。四世祖義重至孝,宋紹興間有詔旌之,鄉里為立孝子祠。 至元初內附。閩盜起,居人竄匿,道卿與弟佐卿獨守孝子祠不忍去,遂俱被執。盜將 殺佐卿,道卿泣告曰:「吾有兒已長,弟弱子幼,請代弟死。」佐卿亦泣告曰:「吾家事 賴兄以理,請殺我。」 卿固引頸請刃。盜相顧曰:「汝孝門兄弟若此,吾何忍害。」兩 釋之。道卿年八十,子廷煒為建寧路平準行用庫使,辭歸侍養。道卿嘗病疝,危甚,廷 煒憂瘁扶護,一夕髮盡白。有司言狀,旌之 [5, гл. 197, с. 4441–4442].

«Го Дао-цин, уроженец [уезда] Путянь [в] Синхуа [лу]44. [На протяжении] четырех поколений [среди] добродетелей предков [особо] высоко ставили достижение сыновней почтительности. Во время [правления под девизом] Шао-син [государства] Сун45 был дан высочайший указ увековечить их [добродетель]. В [их] деревне воздвигли родовой храм [в честь] почтительных сыновей. В начале [периода правления под девизом] Чжи-юань подчинились императорскому двору. [Когда] в Минь46 появились разбойники, жители попрятались. Дао-цин с младшим братом Цзо-цином в одиночку охраняли родовой храм [в честь] почтительных сыновей, будучи не в состоянии уйти, [и] сразу же оба были схвачены. [Когда] разбойники намеревались убить Цзо-цина, Дао-цин со слезами просил, говоря: “У меня есть сын, уже выросший. У младшего брата ребенок еще дитя, прошу смерти вместо младшего брата”. Цзо-цин также со слезами просил, говоря: “Дела моей семьи опираются на старшего брата. По справедливости, пожалуйста, убейте меня”. Дао-цин настойчиво подставил шею, прося заколоть [его]. Разбойники взглянули на одного и другого и произнесли: “Вы – братья [из] преданного родителям рода, если это так, неужели погубим [вас]?”. Оба были отпущены. [Когда] Дао-цину [было] 80 лет, [его] сын Тин-вэй стал уполномоченным Стабилизирующего обменного казначейства47 в Цзяньнин лу48, [при] расставании, [уходя на службу,] и возвращении [со службы домой, он] ухаживал [за отцом] и кормил [его]49. Дао-цин однажды занемог грыжей и находился в угрожающем состоянии. Тин-вэй печалился и заботился [о нем так, что] как-то одним вечером [его] волосы все поседели. Местные власти описали [эти деяния] в официальной бумаге, [просили] увековечить их».

Вышеперечисленные примеры показывают, что во времена Юань некоторые традиционные китайские институты находили поддержку или как минимум не вызывали вмешательства властей. Тем не менее, как будет показано далее, поощряя сыновнюю почтительность, государство в то же время не одобряло или запрещало некоторые ее экстремальные проявления, пусть даже некогда являвшиеся примерами образцового служения родителям, но граничащие с абсурдом или излишней жестокостью. Следует отметить, что уже с периода Тан (618–907) в назидательных текстах стали появляться примеры экстремальной сыновней почтительности, когда «образцовые» дети во имя служения отцу с матерью намеренно наносили себе телесные повреждения – как из скорби, так и для того, чтобы вырезанным у себя куском плоти накормить и исцелить тяжелобольных родителей. Однако, согласно древним конфуцианским понятиям, акты членовредительства являли собой верх неуважения к родителям со стороны отпрысков, поскольку наносили вред полученному от них телу. Профессор Кейт Н. Кнапп (Keith N. Knapp, The Citadel, the Military College of South Carolina) приводит слова китайского историка Цю Чжун-линя 邱仲麟, назвавшего данный феномен «непочтительной сыновней почтительностью» (бу сяо чжи сяо 不孝之孝), и показывает, что подобные примеры самопожертвования пришли в Китай в эпоху Тан (618–907) через Центральную Азию благодаря иначе относящемуся к плоти буддизму [20].

В связи с этим интересен следующий документ от 1266 г. под названием «Запрет вырезать печень и выковыривать глаза» (цзинь гэ гань вань-янь 禁割肝剜眼). В нем говорится о человеке по имени Лян Чжун-син 梁重興, который по причине болезни матери из соблюдения сыновней почтительности вырезал себе печень (речь, по всей видимости, должна идти не о всем органе, а о крохотном кусочке). Управление главного администратора50 данного лу просило разобраться в данном деле (т. е. каким образом следовало реагировать на происшествие). Три левых ведомства51 разобрались и выяснили, что в соответствии со «старыми установлениями»52:

諸為祖父母、父母、伯叔父母、姑、兄姊、舅姑割股者,並委所屬體究,保申尚書 省,官給絹五疋、酒二瓶、羊二口,以勸孝悌。其割肝、剜眼、臠臂胸之類,並行禁斷。 [1, с. 1149]53.

«Всякий, кто во имя деда и бабки, отца и матери, братьев отца с матерью, тетки, старшего брата или старшей сестры, родителей супруга срежет [плоть с собственного] бедра54, во всех [этих случаях] поручить непосредственному начальству разобраться, доложить Верховному секретариату55 рапортом с поручительством выдать от казны тонкого шелка пять отрезов, вина две бутыли56, баранов две головы, чтобы таким образом поощрять почтительность к родителям и старшим братьям. Что касается тех, кто вырезает печень, выковыривает глаза, срезает плоть с руки или груди, а также им подобных, [то] все это в равной степени запрещено57».

Следует отметить, что в рассматриваемое время власти руководствовались старым цзиньским кодексом, однако буквально через четыре года уже и срезание плоти с бедра в качестве проявления сыновней почтительности не вызывало одобрения, как это следует из документа под названием «Следование сыновней почтительности [в виде] срезания [плоти с собственного] бедра не подлежит награждению» (син сяо гэ-гу бу-шан 行孝割股不賞):

割股行孝一節,終是毀傷肢體。今後遇有割股之人,雖不在禁限,亦不須旌賞 [1, с. 1150].

«Что касается соблюдения сыновней почтительности [в виде] срезания [плоти с собственного] бедра, в конечном счете это есть причинение вреда телу. Впредь, [что касается] лиц, срезающих [плоть с собственного] бедра, хоть [это действие и] не подпадает под запрет, [но] также [их] не требуется [и] поощрять».

В «Эр-ши-сы сяо» приводятся примеры служения родителям, однако, как будет показано ниже, некоторые из указанных в них действий прямо подпадают под бывшие в силе на тот момент официальные запреты, поэтому следование подобному поведению было затруднено. Таким образом, благодаря тому что государство явно обозначало свою позицию по данным вопросам, подобные виды экстремального проявления сыновней почтительности, возможно, получали некоторый дополнительный ореол недостижимости. В данном труде есть рассказ о некоем Го Цзюе 郭巨, который собрался заживо закопать трехлетнего сына, опасаясь, что затраты на воспитание ребенка помешают ему содержать собственную престарелую мать. Вырыв яму, они с женой обнаружили дарованное им Небом золото, за счет которого исполненные «добродетелью» супруги в дальнейшем могли содержать и мать, и вырастить чуть не загубленное напрасно чадо [12, с. 238]. Во времена Юань подобный поступок подпадал под запрет, о чем гласит следующая статья уголовного законодательства:

諸為子行孝,輒以割肝、刲股、埋兒之屬為孝者,並禁止之 [5, гл. 105, с. 2682].

«Все [виды] следования сыновней почтительности, включающие в себя самоуправное вырезание печени, отрезание [куска плоти] с бедра, закапывание [собственного] ребенка, совершаемые сыновьями из преданности родителям, [все] они в равной степени запрещены».

В следующем примере исключительного служения родителям в «Эр-шисы сяо» Го Цзюй-цзин приводит историю некоего Ван Сяна 王祥, после долгого лежания растопившего теплом своего тела лед. Выскочившими из воды двумя карпами58 он смог накормить заболевшую мачеху, возжелавшую откушать свежей рыбы [12, с. 240]. Однако бездумное копирование подобного поведения возбранялось еще в самом начале правления Юань. В документе от 1271 г., носящем название «Запрет соблюдения сыновней почтительности [в виде] лежания на льду» (цзинь во-бин син цзяо 禁卧冰行孝), сообщается о человеке по имени Тянь Гай-чжу 田改住, который зимой, сняв одежду, лежал на льду во имя своей больной матери. Ведомство церемоний разобралось и решило:

為孝奉侍,自有常禮。赤身卧冰,於親無益,合行禁斷 [1, с. 1150].

«Обеспечивать и обихаживать [родителей] из [соблюдения] сыновней почтительности – само по себе является обычным правилом благопристойности. [Однако] голым лежать на льду – для родных является бесполезным, следует запретить [это]».

Cведения о данном лице и его поступке также попали в «Юань ши»:

田改住,汶上人。父病不能愈,禱于天,去衣臥冰上一月。同縣王住兒,母病, 臥冰上半月 [5, гл. 197, с. 4443].

«Тянь Гай-чжу, уроженец [уезда] Вэньшан59. [Когда] отец заболел [и] был не в состоянии поправиться, [Гай-чжу] возносил моления Небу [и], сняв одежду, [регулярно] ложился на лед [в течение] месяца. В том же уезде [некий] Ван Чжу-эр [по причине] болезни матери ложился на лед [в течение] половины месяца».

Здесь нельзя не отметить редакторскую правку составителей «Юань ши», благодаря которой оказывается, что добродетельный поступок Гай-чжи совершил во имя отца, хотя это явно противоречит оригинальному донесению властей. Автору не удалось проверить достоверность сообщения о поступке его земляка, Ван Чжу-эра, однако подобный параллелизм в повествовании выглядит не случайным.

Членовредительство в целях излечения близких представляется интересным, малоизвестным эксцессом добродетельного поведения. В главах «Юань ши», посвященных «почитающим родителей и любящим братьев» (гл. 197, 198), а также «добродетельным женщинам» (гл. 200, 201), автор не обнаружил ни одного примера вырезания печени или лишения себя зрения, что вполне соответствует запретам на подобные проявления служения родителям. При этом были выявлены упоминания о восемнадцати примерах вырезания собственной плоти для дачи в качестве лекарства тяжелобольным близким и даже один случай нанесения ранения голове с той же целью. Отдельного внимания заслуживает поступок некой Чжан И-фу 張義婦, которая в итоге вырезала четыре куска плоти с тела для больных отца с матерью и свекра со свекровью [5, гл. 200, с. 4493]. В остальных упоминаниях адресатами подобной добродетели явились: мать – в восьми случаях [5, гл. 197, с. 4442, 4443, 4456; гл. 198, с. 4465, 4466], отец – в четырех случаях [5, гл. 197, с. 4445; гл. 198, с. 4465; гл. 200, с. 4486, 4487], свекровь – в четырех [5, гл. 200, с. 4486] и супруг – в одном случае [5, гл. 201, с. 4499].

Как уже было отмечено, практика вырезания плоти для дачи в пищу родственникам пришла в Китай в период Тан и, судя по цитате из цзиньского кодекса, была знакома чжурчжэням, правда, поощрялось только вырезание плоти из бедра. Любопытно, что среди вышеупомянутых восемнадцати примеров подобного проявления добродетели есть два некитайских имени: Лицзя-ну 李家奴, девятилетний сын темника (вань-ху 萬戶) Ила Цюна 移剌瓊 [5, гл. 197, с. 4443], который, судя по фамилии, был киданином, а также Ха-дучи 哈都赤 [5, гл. 198, с. 4466], этническая принадлежность которого вызывает вопросы. Несмотря на явное несоответствие конфуцианским ценностям, а также несмотря на законодательные запреты, данный заимствованный извне образец добродетельного поведения прижился в Китае и во времена Юань имел заметное число последователей, очевидно, вследствие восприятия его как вполне традиционного.

Источники также донесли до нас другие свидетельства для осмысления. Например, есть любопытные сведения от 1334 г., касающиеся такого непременного атрибута сыновней почтительности, как траур по родителям:

詔蒙古、色目人行父母喪 [ЮШ, гл. 38, с. 823].

«Высочайшим указом [велено] монголам и сэ-му жэням60 нести траур [по скончавшимся] родителям».

Этот пример может говорить в пользу того, что монголы и западные инородцы были подвержены процессу синизации, который затрагивал в том числе и отношение к добродетельному поведению. К сожалению, рамки статьи не позволяют провести более глубокое исследование.

Заключение

Подводя итоги настоящей статьи, следует отметить, что, помимо поощрения добродетели в виде прославляющих надписей на воротах домов, можно обнаружить также примеры материального вознаграждения заслуженных лиц в виде содержания, освобождения от налогов или какого-либо вида повинностей, а также возможность поступления на государственную службу. В то же время обращают на себя внимание факты изменения в рассматриваемый период отношения к отдельным примерам добродетельного поведения: те, что выглядели откровенно надуманными или наносили вред самим людям, не одобрялись или подлежали запрету. Впрочем, похоже, что здравомыслие властей не вполне могло справиться с многовековой традицией, закрепленной в том числе в «Эр-ши-сы сяо».

1. Сяо цзин 孝經, «Канон сыновней почтительности» – один из канонических текстов конфуцианства, составлен, видимо, в IV–II вв. до н. э.

2. Юань дянь-чжан 元典章, «Уложение Юань» – сокращенное название законодательного сборника под названием «Да Юань шэн-чжэн го-чао дянь-чжан» 大元聖政國朝典章, «Уложение по священному управлению правящего двора Великой Юань». Точное время обнародования сборника неизвестно, однако его текст состоит из основной части, содержащей документы, вышедшие в период 1260–1320 гг., и дополнения (синь цзи 新集, «Новый сборник»), в который вошли документы, обнародованные в 1321–1322 гг. Памятник, видимо, был скомпилирован в Цзянси по инициативе местных властей или даже частных лиц.

3. Тун-чжи тяо-гэ 通制條格, «Постатейно систематизированные нормы из Всеобщих установлений» – опубликованные в 1930 г. сохранившиеся части законодательного сборника «Да Юань тун-чжи» 大元通制, «Всеобщие установления Великой Юань», составленного во времена правления императора Ин-цзуна 英宗 (Шидэбала (Шо-дэ-ба-ла 碩德八剌), 1302–1323, прав. 1320–1323).

4. Чжи-чжэн тяо-гэ 至正條格, «Постатейно систематизированные нормы [периода правления] Чжи-чжэн». Имеется в виду обнаруженная в Южной Корее в 2002 г. часть памятника, обнародованного в 1346 г. во времена правления императора Хуэй-цзуна 惠宗 (Тогон-Тэмур (То-хуань-те-му-эр 妥懽貼睦爾), 1320–1370, прав. 1332–1370).

5. Юань ши 元史, «История [империи] Юань», официальная история юаньского государства, включает в себя 210 глав. Составлена в 1370 г., в самом начале эпохи Мин (1368–1644) по приказу императора Тай-цзу 太祖 (Чжу Юань-чжан 朱元璋, 1328–1398, прав. 1368–1398).

6. Цзе-фу 節婦 – добродетельная (целомудренная) женщина (особенно о молодой вдове, соблюдающей вдовство) [2, с. 770].

7. Цзин-бяо 旌表 – прославлять, восхвалять, отмечать знаками почета. Данный термин обычно подразумевает воздвигнутую местными властями в честь добродетельного человека мемориальную арку с прославляющими его надписями.

8. На первый взгляд может показаться, что данный параграф вступает в противоречие с предыдущим, однако речь здесь идет не о материальном пожаловании, а об указании местным властям, которые являются непосредственными адресатами текста, на необходимость рекомендации добродетельных людей для последующего возможного набора на службу.

9. Этот же документ с некоторым количеством деталей, не меняющих сути дела, представлен в «Юань дянь-чжан» и «Тун-чжи тяо-гэ» (см.: [1, с. 1144–1145; 4, с. 516]).

10. Юй-ши-тай 御史臺, Цензорат. Данное учреждение, имея возможность прямого контакта с императором, занималось выявлением случаев нарушения законов, неисполнения императорских указов, неправомерного использования полномочий, притеснений населения, а также некомпетентности или коррупции чиновников. При монголах Цензорат был учрежден в 1268 г. в Даду (см. прим. 16). Подробнее см.: [5, гл. 86, с. 2177–2178][6, p. 241–245].

11 Лу 路 – административная единица в эпоху Юань, на один разряд ниже, чем шэн 省 (провинция) [5, гл. 58, с. 1346]. Здесь и далее термин дается без перевода.

12. Ян-цзи 養濟 – подкармливать, поддерживать, содержать. К сожалению, автору не удалось найти в источниках сведения о реальном объеме оказываемой помощи ни в натуральном, ни в денежном выражении.

13. В этом месте цитируется параграф из документа от 1268 г. под названием «Нормы [относительно] создания “Башни законности”» (т. е. Цензората. – С. С.) (шэ-ли сяньтай гэ-ли 設立憲臺格例) [1, с. 145].

14. Сянь-нин фан 咸寧坊 – название квартала, что-то вроде «Полное спокойствие». Город Даду (см. прим. 16) был разделен на 50 кварталов (фан 坊). На воротах при въезде в каждый из них было написано название квартала [7, p. 51].

15. Цзин-сюнь юань 警巡院, т. е. Палата по несению охранной и патрульной службы. «Юань ши» сообщает: 初設警巡院三,至元四年,省其一,止設左右二院,分領坊市民事 [5, гл. 58, с. 1347]. [В Даду лу] «есть левая и правая палаты цзин-сюнь юань. Изначально было учреждено три палаты цзин-сюнь юань, [но] в 4-м году [правления под девизом] Чжи-юань (1267) одну из них сократили, [в результате] только лишь учредили две палаты – левую и правую. По своим служебным обязанностям каждая из них отвечает за торговые улицы и рынки, [а также] за гражданские дела». В современных комментариях к «Юань ши» со ссылкой на другие источники высказывается предположение, что указанная дата является ошибочной и здесь, по всей видимости, должна быть дата «24-й год Чжи-юань» (1287) [5, с. 1383].

16. Даду 大都, букв. Великая столица, располагалась в районе современного Пекина. Переименование Средней столицы (Чжунду 中都) в Даду состоялось в день жэнь-чэнь 壬辰 2‑го месяца 9‑го года правления под девизом Чжи-юань (04.03.1272) [5, гл. 7, с. 140]. Подробнее о Даду см.: [7]. Даду лу 大都路 – область вокруг столицы, которая охватывала современный Пекин с подведомственными районами и уездами, а также уезд Хуайлай 懷來縣 и территории восточнее Чжочжоу 涿州 и Бачжоу 霸州 в пров. Хэбэй, уезд Яньцин 延慶縣 г. Пекин, а также территорию к югу от Великой китайской стены, г. Цзуньхуа 遵化市 и район Фэннань 豐南 г. Таншань 唐山市 в пров. Хэбэй и территорию к западу от них, район Уцин 武清 г. Тяньцзинь 天津市 и уезд Дачэн 大城縣 в пров. Хэбэй и район к северу от них [5, гл. 58, с. 1347–1349; 8, с. 137].

17. Гань-чжи 甘旨, букв. «сладкое и вкусное; лакомство, деликатес; лакомый кусок (особенно: сберегаемый для родителей)» [2, с. 395]. Здесь имеется в виду обеспечение (содержание) родителей.

18. Цзюн ху 扃戶, букв. «двор, запертый снаружи на засов». По всей видимости, речь идет о том, что, если двор более неспособен нести повинности, то это должно быть отмечено в регистрационных списках домохозяйств, согласно которым происходила разверстка налогов и повинностей.

19. Ду-шэн 都省, «столичный шэн», здесь подразумевается чжун-шу шэн 中書省, т. е. Центральный секретариат. В рассматриваемое время являлся высшим административным органом империи (подробнее см.: [5, гл. 85, с. 2120–2123][6, p. 169–175]).

20. Этот же документ с несущественными отличиями в тексте сохранился также в «Тун-чжи тяо-гэ» (см.: [4, с. 517]).

21. Пинъян лу 平陽路, образовано в начале Юань из области (фу 府) Пинъян, в 1305 г. переименовано в Цзиньнин лу 晋寧路. Администрация находилась в уезде Линьфэнь 臨汾縣 (ныне г. Линьфэнь 臨汾市 в пров. Шаньси) [5, гл. 58, с. 1379; 8, с. 657].

22. Цза-и雜役– сокращение от цза-фань чай-и雜泛差役, различные неопределенные (нерегулярные) повинности.

23. Этот же документ с несущественными дополнениями в тексте представлен в «Юань дянь-чжан» и «Тун-чжи тяо-гэ» [1, с. 1147–1148; 4, с. 517–518].

24. Мэнь-и門役, П.Рачневски поясняет данный термин как “corvées imposées par maison”, т. е. повинности, налагаемые на домохозяйство, подворные повинности [9, p. 217].

25. Фэн му вань-чэ, ян цзе ци-ли 奉母挽車,養竭其力 – услуживает матери, тяня [за собой] повозку, [и] полностью поддерживает ее силы. В современных комментариях к «Тун-чжи тяо-гэ» в данном месте Фан Лин-гуй 方齡貴 отсылает нас к жизнеописанию Цзян Гэ 江革 в «Хоу Хань шу» («Книга [империи] Поздняя Хань», 後漢書) [4, с. 518, прим. 1]. Относительно первой части фразы приведу цитату из указанного источника и свой перевод: 革以母老,不欲搖動,自在 中挽車,不用牛馬,由是鄉里稱之曰「江巨孝」– «Гэ, из-за того, что матушка состарилась, не хотел, чтобы ее трясло [во время движения в повозке], сам впрягался в оглобли [и] не использовал волов и лошадей. Вследствие этого односельчане звали его “Цзян Громадная Сыновняя почтительность”». Вторую часть фразы также уместно подкрепить цитатой (перевод мой. – С. С.): 窮貧裸 跣,行傭以供母,便身之物,莫不必給 – «…будучи бедным, раздетым и разутым, нанялся в работники, чтобы содержать матушку. Из вещей, что обеспечивали ей личный комфорт, она ни в чем не нуждалась (букв. “не было ничего, что нужно было бы давать [дополнительно]”. – С. С.)» [10, гл. 39].

26. По поводу выражения «вцепиться в кипарис» (пань бо 攀柏) Фан Лин-гуй отсылает нас к жизнеописанию Ван Поу 王裒 в «Цзинь шу» («Книга [империи] Цзинь», 晉書) [4, с. 518, прим. 2]. Из данного текста следует, что отец Ван Поу, крупный военачальник, был казнен за поражение в битве. Поу возвел шалаш возле могилы отца, где и жил. По утрам и вечерам перед могилой, став на колени, отвешивал поклоны. Вцепившись в растущий рядом кипарис, горестно взывал, слезы касались дерева, и дерево от этого высохло на корню [11, гл. 88]. Позднее «вцепиться в кипарис» стало крылатым выражением, означающим «со скорбью вспоминать об умерших родителях».

27. Как П. Рачневски, так и Фан Лин-гуй высказывают предположение о том, что Дун Шэн 董生 – это небезызвестный Дун Юн 董永, являющийся одним из 24 примеров сыновней почтительности [9, p. 217, n. 1][4, с. 518–519, прим. 3]. Оставшись в юном возрасте сиротой, Дун Юн продал себя в рабство, чтобы на вырученные деньги достойным образом похоронить отца. Однако эта версия выглядит сомнительной, поскольку в истории Дун Юна вообще не содержится упоминаний о том, что он обеспечивал родителей пищей (см.: [12, с. 236]).

28. Цай Юн 蔡邕 (132–192), чиновник и ученый времен государства Восточная Хань (25–220). В жизнеописании Цай Юна в «Хоу Хань шу» говорится, что Юн по природе был исключительно почтительным и послушным по отношению к родителям. Когда его матушка на протяжении трех лет постоянно болела, Юн не покидал ее, не спав в течение 70 дней. Когда матушка скончалась, жил в шалаше возле могилы, таким образом чествуя ее (см.: [10, гл. 60, часть 2]).

29. Ци-сюэ 泣血 – плакать кровавыми слезами; скорбеть, убиваться; быть убитым горем [2, с. 253].

30. Гун-бэй 共被 – укрываться одним одеялом. Комментарии к «Тун-чжи тяо-гэ» отсылают нас [4, с. 519, прим. 5] к «Хоу Хань шу», где приводится жизнеописание Цзян Гуна 姜肱, который делил одеяло с двумя братьями (兄弟同被而寑) [10, гл. 53].

31. Единственным подходящим по смыслу значением знака цзин 荊 в данном контексте является самоуничижительное «моя [жена]». Отсюда перевод ци-цзин 泣荊 как «оплакивает [потерю] своей [жены]». Комментарии к «Тун-чжи тяо-гэ» отсылают нас [4, с. 519, прим. 5] к памятнику «Тексты из [храма] Каменных ворот, [раскрывающие принципы] Чань[-буддизма]» («Ши-мэнь вэнь-цзы-чань», 石門文字禪), где упоминается следующая сцена. Женщина потеряла заколку и растрогалась до слез. Путник, весело смеясь, сказал: «Как это возможно, чтобы обычная заколка из терновника легко заставила женщину лить слезы?» Женщина рукой перехватила волосы и сказала: «Не из-за этого укоряю себя, а из-за того, что это – старый друг, только и всего» [13, гл. 27]. Вероятно, Фан Лин-гуй намекает, что в данном случае цзин нужно понимать как «старый друг», что было бы очень уместно, но увы, известные автору статьи словари не дают такого значения. При этом нужно признать, что свойственная диалогу самоуничижительная форма упоминания супруги в данном тексте также вызывает определенные вопросы.

32. Сань-цай фэнь-цюань хуэй-цзи сян-люй 散財焚券,惠濟鄉閭 – раздает [нажитое] богатство, сжигает [долговые] расписки, оказывает благодетельную помощь [своей] деревне. Поясняя данную фразу, комментарии к «Тун-чжи тяо гэ» ссылаются на жизнеописание Чжан Цзиня 張進 в «Нань ши» («История Юга», 南史) [4, с. 519, прим. 6]. Искомая цитата 家世富足,經荒年,散財救贍鄉里 [14, гл. 73] в переводе автора звучит следующим образом: «Будучи родом из богатой семьи, когда случается неурожайный год, раздает [нажитое] богатство, помогает односельчанам». Относительно сжигания долговых расписок (цюань-шу 券書) см. жизнеописание Гу Цзи-чжи 顧覬之 в «Сун шу» («Книга [империи] Сун», 宋書) [15, гл. 81].

33. Комментарии к «Тун-чжи тяо-гэ» дают ссылку на «Хоу Хань шу», где приведено жизнеописание Сюэ Бао 薛包, обретшего репутацию благоговейно-почтительного к родителям [4, с. 520, прим. 7]. Когда умерла его мать, отец женился на другой женщине. Мачеха возненавидела Бао и требовала, чтобы тот жил отдельно. Бао день и ночь плакал навзрыд, так как не мог допустить того, чтобы покинуть дом. В итоге он был побит палками. Бао пришлось построить шалаш за пределами родительского дома. По утрам он приходил в дом и подметал. Вскоре отец рассердился и снова выгнал его. Тогда он поставил шалаш у деревенских ворот, ежедневно с наступлением сумерек и на рассвете он все же не оставлял первоначального намерения прислуживать родителям. Через год с лишним родители устыдились и вернули его домой. В дальнейшем, когда отец с мачехой почили, в течение шести лет он блюл траур. Вскоре после этого его единокровные младшие братья хотели разделить имущество и жить раздельно. Будучи не в состоянии остановить их, Бао поделил имущество поровну. Рабов он взял старых, говоря: «Они со мной работали на протяжении длительного времени, в таком случае невозможно отпустить их от себя!» Что касается обрабатываемой земли и построек, он взял те, что были в запустении, говоря: «Это то, чем я ведал в юности, и то, к чему привязан!» Орудия труда взял те, что пришли в негодность, говоря: «Это – наша основа средств к существованию (букв. “основа того, что одевают и того, что едят”, т. е. одежды и пищи. – С.С.), то, что дает благополучие людям!» Младшие братья неоднократно расточали свое имущество, и Сюэ Бао всегда вновь оказывал им материальную помощь [10, гл. 39].

34. Вэйский Ян Бо 魏楊播– комментарии к «Тун-чжи тяо-гэ» отсылают нас к жизнеописанию Яна Бо в «Вэй шу» («Книга [империи] Вэй», 魏書) [4, с. 520, прим. 8]. Следующие две короткие цитаты из источника отражают родственные чувства Яна Бо: 又吾兄弟,若在家,必 同盤而食 «Брат мой, ежели находишься дома, следует вместе вкушать одну и ту же пищу…» и 吾兄弟八人,今存者有三,是故不忍別食也 «Моих братьев [из] восьми человек – ныне живущих – трое. По этой причине рука не поднимается вкушать пищу порознь!» [16, гл. 58].

35. Сы-фу 緦服 – сокращение от сы-ма-фу 緦麻服, одежда для легкого траура. Под данным термином обычно понимаются дальние родственники, по которым носился легкий траур с соответствующей траурной одеждой, отсюда перевод.

36. Бо-чжоу 柏舟, кипарисовый челн (символ вдовьей верности). Здесь идет отсылка к одноименной песне вдовы, отказывающейся от вторичного замужества (см.: «Ши цзин» (詩經, «Канон стихов») [17, p. 73–74]).

37. Син-лу 行露 – роса на пути. Имеется в виду одноименная песнь из «Ши цзин» [4, с. 520–521, прим. 10]. Песнь повествует о девушке, отказавшейся от принуждения вступить в брак (см.: [17, p. 27–28]).

38. Вэнь-нин ню 文寧女 – дочь Вэнь-нина. Комментарии к «Тун-чжи тяо-гэ» отсылают нас к официальной хронике «Записи о Трех царствах» («Сань-го чжи», 三國志), где упоминается Сяхоу Лин-ню 夏侯令女, дочь Сяхоу Вэнь-нина 夏侯文寧 [4, с. 521, прим. 11]. Лин-ню была замужем за Цао Вэнь-шу 曹文叔, младшим двоюродным братом великого воеводы (да-цзян-цзюнь 大將軍) царства Вэй 魏 Цао Шуана 曹爽. Ее муж рано умер. По истечении траурного срока, поскольку у нее не было детей, домашние предлагали ей вторично выйти замуж. Тогда она срезала себе волосы, будучи полна решимости блюсти вдовство. Когда в очередной раз стали уговаривать ее, она отрезала себе оба уха, показав, что не выйдет замуж. После того как родня советовала ей разорвать отношения с попавшим в опалу родом Цао, она отрезала себе нос [18, гл. 9].

39. Комментарии к «Тун-чжи тяо-гэ» отсылают нас к «Синь Тан шу» («Новая книга [империи] Тан, 新唐書), где коротко повествуется о супруге Чжэн И-цзуна 鄭義宗, урожденной госпоже Лу 盧氏 [4, с. 521, прим. 12]. Однажды ночью вооруженные разбойники забрались к ней в дом. Все домашние скрылись, только лишь свекровь была не в состоянии убежать. Лу храбро встретила разбойников с ножом в руках, встала сбоку от свекрови, чтобы защитить ее. Воры побили ее чуть не до смерти. Когда они ушли, то возвратившиеся домашние спросили Лу, почему та не испугалась. Она ответила: «Люди – это те, кто отличается от птиц и животных, вследствие этого также имеют человеколюбие и чувство долга…» [19, гл. 205].

40. Для содействия развитию земледелия и шелководства учреждались общины (шэ 社), на должность старшины общины (шэ-чжан 社長) назначался человек зрелых лет, разбирающийся в вопросах сельского хозяйства. Старшины общин попутно ведали общественными амбарами, выявляли и наставляли лодырей, а также занимались решением различных мелких бытовых вопросов и споров, в основном для того, чтобы они не препятствовали сельскохозяйственным работам и не доставляли хлопот официальным властям.

41. Цзянь-ча юй-ши 監察御史 – цензор.

42. Лянь-фан сы 廉訪司 – сокращение от су-чжэн лянь-фан сы 肅政廉訪司, букв. Управление ревизоров [для обеспечения морально] чистого управления. Поскольку подобный перевод выглядит очень неуклюже, для удобства был выбран чуть более благозвучный вариант: Управление ревизоров для приведения в порядок администрации. Данные учреждения являлись подразделениями Цензората, и каждое из них имело юрисдикцию в пределах своего цензорского округа (дао 道). Их задачей являлся контроль за деятельностью местного чиновничества. До 1291 г. данные учреждения носили название ти-син ань-ча сы 提刑按察司, [окружные] Судебноревизионные управления. Заключенное в квадратные скобки слово «окружные» внесено в перевод на основании вышесказанного – имеется в виду именно цензорский округ (дао 道), а не военные (цзюнь 軍) или обычные округа (чжоу 州).

43. В районе современного г. Путянь 莆田市 в провинции Фуцзянь [8, с. 2061].

44. Синхуа лу 興化路, образовано в 1277 г. из военного округа (цзюнь 軍) Синхуа. Администрация находилась в уезде Путянь 莆田縣 (ныне г. Путянь в пров. Фуцзянь). Подведомственная территория охватывала г. Путянь 莆田市, уезд Сянью 仙游縣 и прочие города и уезды в современной провинции Фуцзянь [8, с. 1094].

45. Период правления под девизом Шао-син紹興 императора Гао-цзуна (高宗, личное имя Чжао Гоу 趙構, 1107–1187, прав. 1127–1162) государства Южная Сун (1127–1279) продолжался с 1131 по 1162 г.

46. Минь 閩 – собств. название Фуцзяни.

47. Пин-чжунь син-юн ку 平准行用庫 – Стабилизирующие [и обеспечивающее денежное] обращение казначейство. Буквальный перевод выглядит громоздко и неудобен для восприятия. Поскольку подобные учреждения занимались обменом изношенных ассигнаций, а также осуществляли покупку и продажу золота и серебра [1, с. 323–324, 328–329], то для удобства они названы Стабилизирующими обменными казначействами, несмотря на то что слово «обмен» в название данных учреждений не входит. Под указанной в тексте должностью ши使, по всей видимости, подразумевается да-ши 大使 – уполномоченный, вторая по старшинству позиция в данном учреждении [5, гл. 91, с. 2316].

48. Цзяньнин лу 建寧路, образовано в 1279 г. из области (фу 府) Цзяньнин. Администрация лу размещалась в уездах Цзяньань 建安縣 и Оунин 甌寧縣 (в районе современного г. Цзяньоу 建甌市 в пров. Фуцзянь). Подведомственные территории включали в себя следующие земли в современной провинции Фуцзянь: район водосборного бассейна реки Цзяньси 建溪 севернее г. Цзяньоу 建甌市, уезды Шоунин 壽寧縣, Чжоунин 周寧縣, а также прочие города и уезды [8, с. 1710].

49. Имеется в виду, что, уходя на службу, сын беспокоился о том, что отец будет есть в его отсутствие, а возвращаясь домой, первым делом кормил и обслуживал отца.

50. Цзун-гуань фу 總管府 – Управление главного администратора, высший административный орган лу [5, гл. 91, с. 2316][6, p. 414].

51. Цзо сань-бу 左三部 – Три левых Ведомства. Созданные в 1260 г. по китайскому образцу Ведомства: чинов (ли-бу 吏部), финансов (ху-бу 戶部), церемоний (ли-бу 禮部), военное (бин-бу 兵部), наказаний (син-бу 刑部), общественных работ (гун-бу 工部) – на начальном этапе не были организованы в традиционном смысле, т. е. как шесть отдельных Ведомств. Первые три из них были объединены в так называемые Три левых Ведомства (цзо сань-бу 左三部), а последние – в Три правых Ведомства (ю сань-бу 右三部). В 1264 г. они были реорганизованы в четыре Ведомства: чинов и церемоний, финансов, военное и наказаний, общественных работ. В 1266 г. вернулись к первоначальной системе из трех левых и трех правых Ведомств. В 1268 г. опять была принята система из четырех Ведомств. В 1270 г. впервые была принята традиционная система из шести отдельных Ведомств, но в 1271 г. опять вернулись к четырем Ведомствам. Лишь в 1276 г. была окончательно принята система из шести отдельных Ведомств, которая просуществовала до конца эпохи Юань [5, гл. 85, с. 2126, 2141, 2143–2144][6, p. 175, p. 197, p. 200].

52. Цзю-ли 舊例 – букв. «старые установления». Имеется в виду цзиньский кодекс «Тай-хэ люй» 泰和律 [9, p. 28, n. 3][4, с. 113, прим. 4]. Кодекс «Тай-хэ люй» («Законы [периода правления] Тай-хэ») вышел в годы правления под девизом Тай-хэ (1201– 1208) императора Чжан-цзуна (章宗, личное чжурчжэньское имя Мадагэ 麻達葛, китайское имя Ваньянь Цзин 完顏璟, 1168–1208, прав. 1189–1208) чжурчжэньского государства Цзинь (1115–1234) и продолжал использовался на начальном этапе монгольского владычества в Китае. Был отменен в день и-хай 11‑го месяца 8‑го года Чжи-юань (18.12.1271) [5, гл. 7, с. 138].

53. Сокращенный вариант этого документа также содержится в «Тун-чжи тяо-гэ» (см.: [4, с. 628]).

54. Гэ-гу 割股. Срезание плоти с собственного бедра, чтобы добавить ее в пищу родителям в качестве лекарства от тяжелых болезней, являлось одной из форм проявления сыновней почтительности.

55. Шан-шу-шэн 尚書省 – Верховный секретариат (также встречается вариант перевода как Департамент государственных дел) являлся высшим административным органом империи Цзинь (1115–1234).

56. Пин 瓶 – бутылка, фляга. Мера объема спиртных напитков, в рассматриваемый период соответствовавшая 1 шэн 升 (около 0,84 литра) [21, p. 200, n. 8].

57. Похоже, что данный запрет был обусловлен тем, что подобные виды членовредительства, даже если не приведут к летальному исходу, то станут причиной увечности, со всеми вытекающими последствиями относительно дальнейшей возможности трудиться, нести повинности и т. д.

58. В тексте в данном месте стоит шуан-ли 雙鯉 [22]. Обращает на себя внимание тот факт, что пара карпов также упоминается еще в одном из рассказов, приведенных в «Эр-ши-сы сяо», см. [12, с. 239]. Это позволяет предположить, что Го Цзюй-цзин вкладывал в эти слова особый смысл. Вообще, рыба юй 魚 или карп ли 鯉 – устойчивый благопожелательный символ, изображение пары карпов нередко встречается на амулетах. Омонимом ли 鯉 является ли 利 в значениях «польза», «выгода», «прибыль». Здесь, видимо, пара карпов – это литературный прием, несущий в себе дополнительный скрытый смысл: «двойная польза».

59. В районе современного уезда Вэньшан 汶上縣 в провинции Шаньдун [8, с. 1345].

60. Сэ-му жэнь 色目人, букв. «люди разных мастей», термин служил для обозначения людей, которые не являлись монголами или китайцами, и охватывал широкий круг западных инородцев различных национальностей.

Список литературы

1. Чэнь Гао-хуа 陳高華 и др. (сверка и разметка текста) Юань дянь-чжан 元典章 ( Уложение Юань). Пекин: Чжун-хуа шу-цзюй 北京:中華書局; 2011. 2490 с. (На кит. яз.)

2. Большой китайско-русский словарь. Под ред. И. М. Ошанина. Т. 1–4. Т. 2. М.: Наука; 1983. 1100 с.

3. Чжи-чжэн тяо-гэ цзяо-чжу бэнь 至正條格校注本 ( «Постатейно-систематизированные нормы [периода правления] Чжи-чжэн». Сверенное и снабженное комментарием издание). Сеул: Гуманист 서울: 인본주의 자; 2007. 490 с. (На кор. и кит. яз.)

4. Фан Лин-гуй 方齡貴 (сверка и комментарии) Тун-чжи тяо-гэ цзяо-чжу 通制條格校注 (Сверенные и снабженные комментарием «Постатейно-систематизированные нормы из Всеобщих установлений»). Пекин: Чжун-хуа шу-цзюй 北京:中華書局; 2001. 744 с. (На кит. яз.)

5. Сун Лянь 宋濂. Юань ши 元史 (История [империи] Юань). Пекин: Чжун-хуа шу-цзюй 北京:中華書局; 1976 (переизд. 2005). 4678 с. (На кит. яз.)

6. Farquhar D. M. The Government of China under Mongolian rule: a reference guide. Stuttgart: Franz Steiner Verlag; 1990. 594 p.

7. Chen Gaohua (trans. Ph. Poon). The Capital of the Yuan Dynasty. Singapore: Silkroad Press; 2013. 214 p.

8. Ши Вэй-лэ 史为乐 (ред.) Чжун-го ли-ши ди-мин да цы-дянь 中国历史地名大辞典 (Большой словарь исторических географических названий Китая). Пекин: Чжун-го шэ-хуэй кэ-сюэ чу-бань-шэ 北京:中国社会科学出版社; 2005. 256+2990 с. (На кит. яз.)

9. Ratchnevsky P. Un Code des Yuan. T. 1. Paris: Institut des Hautes Études Chinoises; 1937 (réimpression 1985). 349 p.

10. Фань Е 范曄. Хоу Хань шу 後漢書 ( Книга [империи] Поздняя Хань). – URL: https://zh.wikisource.org/zh/後漢書 (На кит. яз.)

11. Фан Сюань-лин 房玄齡. Цзинь шу 晉書 ( Книга [империи] Цзинь). – URL: https://zh.wikisource.org/zh/晉書 (На кит. яз.)

12. Мышинский А. Л. Эршисы сяо. «Двадцать четыре образца охотного и умелого служения старшим». Пер. с кит. А. Л. Мышинский, Чжу Юйфу. Уральское востоковедение: международный альманах. 2015;6:233–241.

13. Хун Цзяо-фань 洪覺範 (Ши Хуэй-хун 釋惠洪). Ши-мэнь вэнь-цзы-чань 石門文字禪 ( Тексты из [храма] Каменных ворот, [раскрывающие принципы] Чань[-буддизма]). – URL: https://ctext.org/wiki.pl?if=gb&res=130013 (На кит. яз.)

14. Ли Янь-шоу 李延壽. Нань ши 南史 ( История Юга). – URL: https://zh.wikisource.org/zh/南史 (На кит. яз.)

15. Шэнь Юэ 沈約. Сун шу 宋書 ( Книга [империи] Сун). – URL: https://zh.wikisource.org/zh/宋書 (На кит. яз.)

16. Вэй Шоу 魏收. Вэй шу 魏書 ( Книга [империи] Вэй). URL: https://zh.wikisource.org/zh/魏書 (На кит. яз.)

17. Legge J. The Chinese Classics: with A Translation, Critical and Exegetical Notes, Prolegomena, and Copious Indexes. Vol. IV. Part I. London: Trübner & Co.; 1871. XII+182 p.+I-243 p.

18. Чэнь Шоу 陳壽. Сань-го чжи 三國志 (Записи о Трех царствах). Коммент.: Пэй Сун-чжи 裴松之. – URL: https://zh.wikisource.org/zh/三國志 (На кит. яз.)

19. Оуян Сю 歐陽修 и др. Синь Тан шу 新唐書 (Новая книга [империи] Тан). – URL: https://zh.wikisource.org/zh/新唐書 (На кит. яз.)

20. Knapp K. N. Chinese Filial Cannibalism: A Silk Road Import? In: Wong D. C.; Heldt G. (eds) China and Beyond in the Mediaeval Period: Cultural Crossings and Inter-Regional Connections. New York: Cambria Press; 2014, pp. 135–149.

21. Matsui D. Unification of Weights and Measures by the Mongol Empire as Seen in the Uigur and Mongol Documents. In: Durkin-Meisterernst D. et al (eds) Turfan Revisited-The First Century of Research into the Arts and Cultures of the Silk Road. Berlin: Dietrich Reimer Verlag; 2004, pp. 197–202.

22. Го Цзюй-цзин 郭居敬. Эр-ши-сы сяо 二十四孝 (Двадцать четыре [образцовых примера] сыновней почтительности). – URL: https://zh.wikisource.org/zh/二十四孝 (На кит. яз.)


Об авторе

Сергей Владимирович Сидорович

Россия

Сидорович Сергей Владимирович – независимый исследователь

Санкт-Петербург


Конфликт интересов:

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.



Дополнительные файлы

Рецензия

Для цитирования:


Сидорович С.В. Некоторые аспекты добродетели в эпоху Юань. Ориенталистика. 2022;5(1):35-55. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-035-055

For citation:


Sidorovich S.V. Some aspects of virtue during the Yuan epoch. Orientalistica. 2022;5(1):35-55. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-035-055

Просмотров: 163


ISSN 2618-7043 (Print)
ISSN 2687-0738 (Online)