Preview

Ориенталистика

Расширенный поиск

Избранные новеллы из ал-Баса’ир ва-з-заха’ир Абу Хаййана ат-Таухиди (академический перевод и комментарий)

https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-125-146

Полный текст:

Аннотация

Один из наиболее известных арабских писателей второй половины X – первой половины XI в. Абу Хаййан ат-Таухиди (род. между 922 и 932 гг.; ум. ок. 1023). В настоящей публикации вниманию читателей представлен академический, снабженный научными комментариями перевод ряда новелл из литературно-дидактического (адабного) свода ат-Таухиди ал-Баса’ир ва-з-заха’ир («Воззрения [древних] и сокровища [мудрецов]»). Переводы новелл, расположенные в соответствии с их местоположением в памятнике, пронумерованы римскими цифрами.

Для цитирования:


Микульский Д.В. Избранные новеллы из ал-Баса’ир ва-з-заха’ир Абу Хаййана ат-Таухиди (академический перевод и комментарий). Ориенталистика. 2022;5(1):125-146. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-125-146

For citation:


Mikulsky D.V. Selected novellas from al-Basa’ir wa-l-dhakha’ir by Abu Hayyan al-Tawhidi (an Academic translation with a commentary). Orientalistica. 2022;5(1):125-146. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-125-146

Введение

Одним из наиболее известных арабских писателей второй половины X – первой половины XI в. был ‘Али б. Мухаммад б. ал-‘Аббас ат-Таухиди, более известный как Абу Хаййан ат-Таухиди (род. между 922 и 932 гг.; ум. ок. 1023)1.

Прозвание писателя, скорее всего, происходит от наименования одного из сортов фиников, таухид, которыми торговал его отец.

Будучи человеком небогатым, Абу Хаййан ат-Таухиди зарабатывал на жизнь перепиской книг. Иногда поступал на службу к вельможам, с которыми порой складывались весьма непростые отношения, – литератор был человеком неуживчивым.

Абу Хаййан ат-Таухиди творил в сфере адаба2, художественной прозы и моралистической философии (эти два явления применительно к средневековой арабской словесности весьма близки).

Произведение Абу Хаййана ат-Таухиди ал-Баса’ир ва-з-заха’ир и его издания

Среди обширного наследия ат-Таухиди заметное место занимает адабно-литературный свод ал-Баса’ир ва-з-заха’ир («Воззрения [древних] и сокровища [мудрецов]»). Над этим сочинением литератор трудился в 961–975 гг.

Сохранившееся в ряде рукописей ал-Баса’ир ва-з-заха’ир было, по всей видимости, впервые издано в Каире в 1953 г. (точного библиографического описания этого издания получить не удалось). В следующий раз, насколько мне известно, памятник был напечатан в 1964 г. в Дамаске крупным сирийским историком, литератором и мыслителем Ибрахимом ал-Килани (1916–2004) [6]3. Подготовленное на довольно высоком уровне, издание снабжено предисловием, постраничными примечаниями и указателями4. Значительно позднее, в 1988 г., в Бейруте было опубликовано подлинно академическое издание памятника (в 10 томах), подготовленное американской исследовательницей ливанского происхождения Видад ал-Кади (род. 1943)5.

Среди обилия материалов, которыми насыщен этот памятник, выделяются новеллы (или же рассказы). В данной статье вниманию читателя предлагаются избранные девять произведений этого жанра. Новеллы расположены в порядке их появления в тексте памятника и пронумерованы римскими цифрами. Подборка, на мой взгляд, довольно полно представляет тематический спектр новеллистики ал-Баса’ир..: всесилие Аллаха в устроении дел человеческих (I; VI), проделки плутов (II), мудрые деяния благочестивых знатоков мусульманского права (III; IV), деяния праведных мудрых царей (V), эротика (в том числе и гомосексуального характера) (VII, VIII, IX). Следует особо отметить, что в большинстве представляемых нами новелл действующими лицами выступают персонажи арабо-мусульманского исторического предания, а также близкие к ним люди. Такая особенность характерна для литератур средневековой эпохи.

Переводы снабжены комментариями, в которых по мере возможности объясняются имена собственные и реалии, которыми изобилуют тексты. Автор перевода надеется, что публикация будет интересна как специалистам, так и любителям арабской литературы, а главное – привлечет внимание к средневековой арабской прозе молодых арабистов, иные из которых, возможно, изберут ее главным предметом своих будущих исследований.

ПЕРЕВОД ДЕВЯТИ НОВЕЛЛ ИЗ АЛ-БАСА’ИР ВА-З-ЗАХА’ИР

I

Т. II, c. 472–474

Сказал некий купец, занимающийся морской торговлей6: «Везли мы однажды товары в Китай из ал-Убуллы7. Собрался морской караван из десяти кораблей». Сказал он: «[Было] у нас в обычае, если мы таким образом отправлялись [в путешествие], брать [с собою] людей слабых и забирать [потом] товары [этих] людей. И вот, когда устроил я все, как хотел, вдруг остановился рядом со мною [какой-то] старец. Поздоровался он, и я ответил. Тут он и говорит: “У меня [одно] дело. Просил я [сделать] его другого купца, но он не исполнил этого”. Сказал я: “А каково оно?”. Сказал [старец]: “Обещай его исполнить, тогда скажу”. Я пообещал. Тогда принес мне [старец] свинцовый слиток в сто манн8 и сказал: “Прикажи взять этот слиток с собой. Когда же окажешься у такой-то морской бездны9, брось его в море”. Тут я и говорю: “Ах ты, такой-сякой! Это не то, чем я занимаюсь”. Сказал он: “Ты же мне обещал”. И он все не отставал от меня, пока я не согласился и не сделал записи в своем путевом дневнике10.

Когда же прибыли мы в то место, поднялся ветер и взволновалось море. Занялись мы собою, и забыл я о свинцовом слитке. После вышли мы из той пучины, двинулись [дальше] и достигли [нужного нам] места. Продал я бывшее со мною. Пришел ко мне [некий] муж и сказал мне: “Эй ты, у тебя [имеется] свинец?”. Сказал я: “Нет”. Тут мой гулам-слуга и говорит: “[Есть] у нас свинец”. Я говорю: “Не вез я свинца”. Сказал [отрок]: “А тот, что от старца?”. Тут я вспомнил и сказал: “Ослушались мы его. Прибыли сюда. Не успел я еще продать [этот слиток]. Будет от него [старцу] польза”. И сказал я отроку: “Неси его сюда”. Тот муж поторговался со мной, и продал я [слиток] за сто тридцать динаров. Накупил я на [эти деньги] китайских диковин для старца. Отчалили мы и прибыли в [наш] город. Продал я те диковины, и получил семьсот динаров. Отправился я в Басру11, в то место, что описал старец, остановился у двери дома его и спросил о нем. Сказали мне: “Скончался он”. Сказал я: “Оставил ли он кого-либо, кто наследует ему?”. Сказали: “Не знаем [никого], кроме его племянника, где-то в приморской стороне [города]”».

Сказал [тот купец]: «Справился я о нем, и сказали мне, что дом его арестован, [пребывает] в руке доверенного лица кади12. Тогда вернулся я в ал-Убуллу, а деньги [были] при мне. И вот сижу я однажды, как вдруг остановился над моей головой [некий] муж и сказал: “Ты такой-то?”. Сказал я: “Да”. Сказал он: “Ходил в Китай?”. Сказал я: “Да”. Сказал он: “И продал там [некоему] мужу свинец?”. Сказал я: “Да”. Сказал он: “Знаешь ли [этого] мужа?”. Рассмотрел я его, после сказал: “Он – это ты”. Сказал он: “Сообщаю тебе, что разрубил я тот свинцовый слиток, чтобы использовать часть его. Обнаружил, что он полый, и нашел в нем двенадцать тысяч динаров. Привез я деньги – возьми свои деньги, да простит тебя Аллах”. Тут сказал я ему: “Несчастный, деньги не мои. Однако было дело с ними так-то и так-то”. И рассказал я ему».

Сказал [купец]: «Улыбнулся тогда [тот] муж, после сказал: “Знаешь ли ты того старца?” Я: “Нет”. Сказал он: “Он мой дядя, а я – сын брата его. Нет у него [иного] наследника, кроме меня. Хотел он скрыть от меня эти деньги. Семнадцать лет тому назад изгнал он меня из Басры, однако, как ты видишь, воспротивился тому Аллах Всевышний, вопреки [дяде моему]”».

Сказал [купец]: «Тогда отдал я [тому мужу вырученные] динары сполна.

Отправился он в Басру и поселился там».

II

Т. III, часть 2, с. 602–605

Из книги Адаб ан-надим Кушаджима13.

Назначил ‘Абд Малик б. Марван14 Бишра б. Марвана15 [управлять] Куфой16 и отправил вместе с ним Рауха б. Зинба‘а ал-Джузами17. Сказал [государь]: «Сынок! Раух – дядя твой. Поэтому не следует решать без него [никакого] дела, ибо [обладает он] правдивостью и целомудрием, [равно как] и любовью к нам – людям Дома этого»18. И сказал [халиф] Рауху: «Отправляйся с племянником твоим». Тогда выступил [Раух] c [Бишром], и прибыли они в Куфу.

Был Бишр изысканным, образованным; любил он поэзию, полуночные беседы, музыку и пение, а также застолье. Стал [Бишр] присматриваться к Рауху, устыдился его и сказал: «Опасаюсь я, что отпишет Раух Повелителю Верующих известия о нас и [сообщит], что люблю я развлечения и сборища, как [подобает] любить [подобное] молодому человеку. Пожалуй, откажусь я от этого [пристрастия] в силу положения [Рауха у государя]». [Некий же] сотрапезник [Бишра] пообещал ему, что избавит [его] от [Рауха] и [добьется] возвращения [наставника] к ‘Абд ал-Малику, не прогневав [государя] и не [вызвав] упрека с его [стороны]. Обрадовался тому Бишр и пообещал [сотрапезнику] вознаградить его наиценнейшим даром. Был Раух ревнивым. Когда уходил он из жилища своего, запирал [дом] и опечатывал его печатью своей, чтобы, вернувшись, снять ее рукой своей. Тогда взял [тот] молодец [сотрапезник] чернильницу с перьями19. После пришел он к дому Рауха и остановился, сокрывшись, поодаль от него. И вот вышел Раух на молитву. Молодец же приблизился [к дому], вошел в прихожую и притаился там под ступенью. Вернулся Раух, отворил дверь и запер ее изнутри. Молодец же все хитрил и пристраивался, пока не проник [внутрь] и не написал на стене в месте, наиближайшем к ложу Рауха:

Раух, кто [останется] у дочурок и вдовицы,

Если смерть твою возвестит вестник кончины собравшимся на молитву, что на закате?

Истинно, свершилась судьба Ибн Марвана20,

Так позаботься о себе, о Раух б. Зинба‘.

Да не искусят тебя изнеженные девы!

Слушай же, да идешь ты правым путем, слова искреннего глашатая!

После вернулся [молодец] на место свое в прихожей и заночевал там. Когда же встал Раух утром, вышел на молитву. А молодец, скрываясь, последовал за ним и вышел [из дома Рауха]. Прежде чем выйти, запер Раух место, где сделал молодец надпись. Когда же вернулся он на то место и занялось утро, обнаружилось написанное. Устрашило это [Рауха]. Счел он [такое дело] тревожным и сказал: «Ей-Богу, не входило в горницу мою человеческое существо, кроме меня. Нет мне удачи, чтобы находится в Ираке». После отправился он к Бишру и сказал: «Выскажи [любую] просьбу, которую захочешь или пожелаешь, [чтобы передал] я Повелителю Верующих». Сказал [Бишр]: «Разве вознамерился ты, дядюшка, покинуть [нас]?». Сказал [Раух]: «Да». Сказал [Бишр]: «Отчего так? Не понравилось ли тебе что-либо или увидел ты [какую] мерзость, из-за которой не в силах ты остаться?». Сказал тогда [Раух]: «Нет, ей-богу! Но да воздаст тебе Аллах добром за тебя самого и за правление твое. Тем не менее случилось [некое] дело, и непременно [следует] мне уехать». Принялся [Бишр] настаивать, чтобы [Раух] рассказал ему; наконец, он сказал: «Несколько дней тому назад умер Повелитель Верующих». Сказал [Бишр]: «Откуда ты это узнал?». Тогда поведал ему [Раух] историю с надписью. Тут Бишр и говорит: «Оставайся. Надеюсь, что это неправда». Однако ничто не убедило [Рауха], и отправился он в Сирию, а Бишр предался винопитию и развлечениям.

Когда же встретился Раух с ‘Абд ал-Маликом, не одобрил [государь] поступок его, и сказал [халиф Рауху]: «Что привело тебя? [Какой-либо] случай, произошедший с Бишром или [некое] дело, что тебе не понравилось?». Тогда похвалил [Раух] Бишра и сказал: «Однако произошло такое, о чем могу рассказать, только если уединимся». Сказал ‘Абд ал-Малик: «Если пожелаешь» – и уединился с Раухом. Тут поведал [Раух] повесть свою и прочитал стихотворные строки. Тогда [так] рассмеялся ‘Абд ал-Малик, что превзошел всякую меру. Сказал он: «Сделалось пребывание твое для Бишра и сотоварищей его несносным, и сыграли они с тобой шутку, как ты видишь. Так что не страшись».

А Бишр исполнил обещание свое, [данное] сотрапезнику касательно дела Рауха, и еще более возвысил при себе его положение и степень.

III

Т. III, ч. 1, с. 115–116

Рассказал Асад б. ‘Амр21.

Прибыл Катада22 в Куфу и остановился в доме Абу Бурды23. Вышел он из [дома этого] и сказал: «Если задаст мне кто-либо вопрос о дозволенном и запретном24, то непременно я отвечу». Поднялся тогда Абу Ханифа25 и сказал: «О Абу-л-Хаттаб, что скажешь ты о муже, что [многие] годы сокрыт был от домочадцев своих, так что сочла жена его умершим и вышла замуж. После вернулся ее первый супруг, а она родила ребенка. Первый [супруг] отказался от [младенца этого], а второй признал его. И каждый из них обоих оставил [ту женщину] или же опорочил ее в том, что ему не нравилось. Каков ответ твой?». Тут посмотрел Абу Ханифа на сотоварищей Катады и сказал: «Если выскажет [Катада] о ней мнение свое, то непременно впадет в ошибку, а если приведет о ней хадис26, то непременно обманет».

Сказал тут [Абу] Катада: «Горе тебе! Случилось ли подобное дело?». Сказал [Абу Ханифа]: «Нет». Сказал [Катада]: «Почему же ты о нем спрашиваешь?». Сказал Абу Ханифа: «Готовимся мы к беде, прежде чем она ниспослана будет. Если произойдет, будем знать, как в нее войти и как из нее выйти».

Сказал тогда Катада: «Ей-богу, считайте, что я вам ничего не говорил о дозволенном и запретном. Так спрашивайте у меня разъяснение [Корана]27». Тогда поднялся Абу Ханифа и сказал: «Абу-л-Хаттаб, что ты скажешь о речении Аллаха Всевышнего: “Сказал тот, у кого было знание из книги: ‘Я приду к тебе с ним, прежде чем вернется к тебе твой взор’ ” (27:40)»28. Сказал [Катада]: «Да. Это Асаф сын Барахйи29, писец-секретарь Сулаймана30. Знал он Величайшее Имя Аллаха». Сказал [Абу Ханифа]: «А знал ли [это] имя Сулайман?». Сказал [Катада]: «Нет». Сказал [Абу Ханифа]: «Допустимо ли чтобы был во время [некоего] пророка некто, кто [был бы] более знающ, чем тот пророк?». Сказал Катада: «Ей-богу, не стану я рассказывать что-либо из разъяснения. Спросите меня о том, касательно чего у улемов различные взгляды». Тогда поднялся Абу Ханифа и сказал: «Абу-л-Хаттаб, верующий ли ты?». Сказал [Катада]: «Надеюсь». Сказал [Абу Ханифа]: «Почему?». Сказал [Абу Катада]: «Благодаря речению Аллаха Всевышнего: “…и который – я жажду, чтобы Он простил мне мое прегрешение в день суда” (26:82)». Сказал Абу Ханифа: «Разве не сказал ты, как сказал Ибрахим31, когда изрек Аллах: “А разве ты не уверовал?”». Тот сказал: «Да! Но чтобы сердце мое успокоилось» (2:262). Тогда поднялся Катада разгневанным и поклялся более ни о чем им не сказывать.

IV

Т. III, часть 1, с. 135–137

Рассказал ал-Хасан б. ‘Али, кади Марва32. Был Абу Ханифа одним из самых мудрых людей. [Случилось же вот что]. Был [некий] муж, что украшался внешним благолепием и явным благообразием. Одевался он подобающим образом. И вот пришел к нему [другой] муж, отдал первому на сохранение немалые деньги и отправился в паломничество. Когда же исполнил он обязанность свою, вернулся к сотоварищу своему и потребовал то, что отдал на сохранение. [Первый же человек все] отрицал. [Хозяин денег] стал настаивать, но другой [упорствовал], так что [владелец суммы] едва не сошел с ума. Посоветовался он с надежным своим другом, и тот сказал ему: «Отступись от [обманщика] и ступай к Абу Ханифе – от него тебе исцеление. И вот отправился к [Абу Ханифе] тот муж, уединился с ним, рассказал ему о деле своем и поведал ему повесть свою. Сказал тогда Абу Ханифа: «Никому не рассказывай об этом, уходи спокойным и вернись ко мне завтра».

Когда же настал вечер, уселся Абу Ханифа по обычаю своему, и собрались к нему люди. Стал он испускать глубокие вздохи всякий раз, когда спрашивали его о чем-либо. Сказали ему об этом, и сказал он: «Тем (он имел в виду власти) понадобился человек, чтобы отправить его судьей в [некое] место». Сказали тут люди: «Избери, кого пожелаешь – ведь рядом с тобою только звезды». Опустил тогда [Абу Ханифа] рукав свой, остался наедине с тем, кому [оставили] на сохранение [деньги], и сказал ему: «Желаешь ли, чтобы я назвал тебя?». Явил тот сдержанность, а Абу Ханифа сказал: «Доставлю я тебе то, чего ты хочешь». И ушел [тот] муж радостным, предаваясь мечтаниям о многообещающей должности и достойном положении.

Пришел владелец денег к Абу Ханифе, и сказал ему [ученый]: «Ступай к знакомому твоему. Не сообщай ему о том, что между нами. [Однако] упомяни обо мне вскользь, и ни о чем не заботься». Тогда отправился владелец денег, оставленных на сохранение, к [тому] мужу, потребовал у него [достояние свое] и сказал: «Верни мне мои деньги, а не то пожалуюсь на тебя Абу Ханифе». Услышав это, [нечестный] муж отдал [доверителю всю сумму] сполна. Тогда пошел [этот] муж к Абу Ханифе и сообщил ему о возврате ему денег. [Абу Ханифа] же сказал ему: «Ничего не сообщай [тому человеку]». Когда же [недостойный] муж прибежал, исполненный вожделения [получить] должность, посмотрел на него Абу Ханифа и сказал: «Подумал я о деле твоем и отстранил участь твою от судейства».

V

Т. III, часть 1, с. 160–161

Рассказал ‘Абд ар-Рахман б. Касир33. Отправился некий иноплеменный царь на прогулку и отстал от спутников своих. Добрался он до [какого-то] сада, увидел там женщину, обладательницу стати. Сказал он ей: «О женщина! Подобной тебе не пристало находиться в этом месте». Сказала она: «Так бывает с людьми, если нет у них царя, что надзирает за делами их». Сказал [царь]: «В чем дело?». Сказала она: «Умер мой муж и оставил на мое [попечение] домочадцев. И [также] оставил он земельное владение, которым мы жили. Утеснил нас царский вазир34 и отобрал [то владение]. Отправилась я тогда к кади, прося у него защиты, однако не выказал он мне справедливости. Пришла я к хаджибу35, чтобы впустил он меня к царю, однако не сделал он [этого]. Сказал ей тут [царь]: «Возьми эту грамоту, отправляйся с нею к начальнику аш-шурты36 и вручи ему [послание] – окажет он тебе справедливость». Сказала [та женщина]: «Не надеюсь я на справедливость». Сказал [государь]: «Не повредит тебе эта грамота, а то и принесет пользу». Написал он ей грамоту. Тогда пошла она к начальнику аш-шурты. Увидев грамоту, облобызал он ее, кликнул палачей и сказал им: «Повелевает мне царь, чтобы встал я, а вы принялись бить меня плетьми, так чтобы оросились кровью пяты мои». После встал он, и побили они его. Затем сказал он: «Велит мне царь измазать сажей лицо мое и усесться на верблюда лицом к хвосту. Поведут верблюда, и я на нем, пока не прибуду к царской двери».

Сказал [‘Абд ар-Рахман б. Касир]. Когда же прибыл [начальник аш-шурты] к царской двери, сказал ему царь: «Что заставило тебя [поступить так], что когда пришла к тебе женщина с жалобой на обиды, не дал ты ей удовлетворения?». Сказал [тот муж]: «Устрашился я вазира». Тогда отрубил [царь] вазиру голову. После возвратил земельное владение [той] женщине и детям ее и сказал: «Царство стоит лишь на справедливости. Если же [покоится] на гнете, то это [взимание] поборов, а не царство».

VI

Т. III, ч. 1, с. 161–162

Сказал ал-Ма’мун37: «[Дарует] Аллах неисчислимые милости во время невзгоды. [Однажды] покрылось волдырями тело мое. К тому же чувствовал я слабость. Так что из-за этого не мог я [угомониться] в постели, потерял покой и возмечтал о смерти. Как-то ночью [пребывал] я в таком [состоянии]. Челядь спала, а [весь] мир был освещен луной. Был я бессилен изза длительной лихорадки и страха, что болезнь усилится. Опротивела мне жизнь, и дышал я с трудом. Но вдруг взлетел от основания ложа скорпион со вздыбленным хвостом. Сказал я тогда в душе моей: “Поистине, мы принадлежим Аллаху38… Это смерть”. Не было у меня моченьки, чтобы зашевелиться и позвать [на помощь], и смирился я. [Скорпион же] все бежал своей дорогой, пока не достиг пределов тела моего. После принялся он ползать по членам моим и добрался до области ребер. Затем ударил он меня со всей своей силой, и проник [в меня] жар [этого удара]. Потерял я сознание от ужаса [такого] видения и от боли, [причиненной] ударом. За обмороком последовал сон, и пробудился я лишь с первыми лучами солнца. Когда пришел я в себя, не обнаружил того [состояния], в котором пребывал накануне, ни в большом, ни в малом. Я тотчас же поднялся, почувствовал себя как обычно и вновь обрел здоровье. И словно не со мною это произошло».

VII

Т. III, ч. 1, с. 322–323

Сказал Исхак б. Ибрахим ал-Маусили39. Рассказывал мне [некий] муж из людей вежества40. Он сказал: «Была у [одного] молодца из курайш41 опрятная, прекрасноликая, хорошо воспитанная молодая служанка, и восхищался ею [тот] молодец. Однажды впал он в нужду, и потребовалась ему цена [той девушки]. Повез он ее в Ирак времен ал-Хаджжаджа42 и продал ее. Оказалась она у ал-Хаджжаджа. Прислуживала она [эмиру]. И вот приехал к [ал Хаджжаджу некий] молодец из сакиф43, поселил его [наместник] поблизости от себя и стал с ним ласково обращаться. Вошел однажды [тот юноша] к [эмиру], а служанка гладит ал-Хаджжаджу ногу. Был молодец красив и статен. Принялась служанка исподволь на него поглядывать. Заметил это ал-Хаджжадж и сказал молодцу: “Есть ли у тебя родня?”. Тот сказал: “Нет”. Сказал [властитель]: “Возьми [эту] служанку за руку, доверься ей и будь с нею ласков, а я тем временем рассмотрю твое дело”. Взял тогда [молодой бедуин невольницу] за руку и радостно отправился к пристанищу своему. Возлег он с нею, а она до зари от него сбежала. Проснулся [молодец] наутро и не знает, где она. Стало это известно ал-Хаджжаджу, и велел он глашатаю провозгласить: “Снимается покровительство с того, кто приютит молодую служанку – а дело ее [заключается] в том-то и том-то”. Вскоре ее привели. Сказал тогда [эмир]: “Ах ты, врагиня Божья! Была ты среди наидражайших людей для меня. Поэтому избрал я для тебя племянника своего44, юношу прекрасного лицом, – видел я, что исподволь поглядываешь ты на него. Вручил я тебя ему и дал ему касательно тебя распоряжения. Однако едва ночь стемнела, как сбежала ты”. Сказала она: “Господин мой! Выслушай повесть мою, после делай, что тебе угодно”. Сказал [ал-Хаджжадж]: “Говори”. Сказала [невольница]: “Была я у такого-то курайшита. Восхищался он мною. И вот, потребовалась ему цена моя. Тогда повез он меня в Куфу. Когда оказались мы недалеко от [города], приблизился он ко мне и лег на меня. Но тут услышал он львиный рык. Тогда вскочил с меня [хозяин мой], выхватил меч свой и убил [зверя]. [После] вернулся он ко мне и исполнил потребность свою. А этот твой племянник, когда стемнела ночь, приступил ко мне. И вот [пребывает] он на чреве моем, как упала с потолка мышь на спину его. Тут он с шумом испустил газы и повалился в обморок. Всю ночь ворочала я его, шевелила и брызгала водой ему в лицо, а он [все] не приходил в себя. Устрашилась я, что обвинишь ты меня в убийстве его и сбежала”. Не сдержал ал-Хаджжадж души своей и сказал: “Не сообщай об этом никому – ведь это позор”. Сказала она: “Только не возвращай меня к [племяннику твоему]”. Cказал [наместник]: “Будь по-твоему”».

VIII45

Т. IV, с. 171–175

Собрались четверо ловкачей. Звали одного из них Сахнат (Сардина), другого – Хармала (Куцая Одежка), третьего Газван (Настырный), а четвертого Танфаша (Босяк). [Был] с ними безбородый отрок, что желал отдаться каждому из них, а каждый из них хотел [заполучить отрока этого] себе. Обратились они тогда к [некоему] старцу из своих, [чтобы] он их рассудил. Сказал тогда старец: «Пусть каждый из вас расскажет о содеянном им и о том, на что он способен, дабы сообщил я отроку и отправился бы он к тому, к кому пожелает». Поднялся тогда Сахнат и сказал: «[Клянусь] родней твоей матери, я Хаман46, я Фира‘ун47, я ‘Ад48, я шайтан необрезанный, я волк бурый, я мул норовистый, я война жалящая, я верблюд взбесившийся, я носорог неодолимый, я слон похотливый, я напасть огнедышащая, я верблюдица шальная, я труба воинская, я барабан, [коим собирают] народ. Зло и позор, что от меня, – под замком. Наношу удары во сне и бодрствуя. Ягодицы у меня плоские, и обе створки закрыты. Если бы отрубил мне Господь твой голову, через год отросла бы она.

Поднялся Хармала и сказал: «Я шут гороховый49. Заперли меня [однажды] в [каком-то] оазисе. Съел я [всех] львов, что там [водились], и устроил так, что трава закипела. Я – ожерелье, [дарованное] Аллахом, что окунулось в море ал-Кулзум50. Если заговорит со мною некто, словно львенок наглый, то привяжу я волосики носа его к волосам зада его, и так сотру его в порошок51, что ежик почует запах ветров его. Если же кто ко мне обратится, я так стукну его, что размозжу кости его, и за месяц их не соберешь. А промолвит он [хоть слово], проткну ему нос и приколю его к бурдюку, дам ему оплеуху и оторву голову. Питаюсь я горьким соком алоэ52, умащаюсь кровью, а [грызу я, словно] орехи, головы змеиные. Это я основал ремесло ловкачей и нашел пристанище среди бродяг – эх ты, сын землеройки, чесальщицы, подметальщицы, [что мужские органы] щупает и возбуждает! Говорите, чей черед настал!»53.

Сказал тогда Газван: «Что ты скажешь мне, сын бродяжки? Я – и мощь, и осторожность, что [во мне] смешались. Я – скала. Я – отец Иван Кисра54. Переставил я с места на место покои [дворцовые] и строения крытые. Рвал я сердца у тварей [Божиих]. [Если сойдутся] две рати, то я самый бесшабашный [среди витязей], самый [отважный] рубака в обоих воинствах. Сотоварищи мои Саййах Тумак, Джа‘фар Сукин Сын, Муса Кусок Дерьма, ‘Иса Винный Бурдюк, Каркавайх Торговец Бобами, Марух Вымогатель и Нафтавайх Ругатель. Перенесите меня, [клянусь] Светом, [исходящим от] Аллаха, в ашШаш55 и Фергану56 и возвратите меня в Танджу57, Ифранджу58, Андалус59 и Ифрикию60. Отправьте меня к Каф61, в [страну, что] за ромеями62, к Стене, к Йа’джудж и Ма’джудж63, в место, что не достиг Зу-л-Карнайн64 и о котором не ведал ал-Хидр65. Был я при родах гули66, нес я похоронные носилки шайтана. [Да быть] мне Фир‘ауном, обладателем кольев [палатки] (89:9)67, не высокомерным, если не накажу я тебя. Шел я семь [дней] без головы68. Порвал я себе жилы о камень. Раскололась о кости мои всякая коса. Если храпну я разок, то разрушатся кельи христианские и сокрушатся идолы иудейские. Коль укусит меня, [клянусь] Светом, [что исходит от] Аллаха, лошадь и если заговорит со мной Иблис, то онемеет. А если увидит меня ифрит, убежит прочь! Кто [посмеет] держать речь после такого?».

Заговорил Танфаша: «Убил я тысячу и ищу [другую] тысячу, сын служанки и брат потаскухи. Ты [еще] смеешь хмуриться передо мною, приниматься срамить меня и оспоривать меня одним словом за другим! Разве не знаешь, что голова у меня круглая, борода подобная кинжалу, нос остро отточенный, а задница молчаливая. Знаменит я во [всех] краях, [мастак] головы рубить, и не годится [для меня] меч деревянный. Я – весна, [приносящая влагу], если у людей засуха, я – богач, коли умножилось разорение. Я более знаменит, нежели праздничный день – спроси обо мне [хоть немое] железо языком неведомым. [Одно] мое яичко, ей-богу, стоит тысячи. И если высидеть его, то вылупится тысяча шайтанов. Это я заткнул ан-Намруду69 широкий рот и надел седло на льва. Я пес и гавкаю. Я – колдовство. Я – Ибн ал-Джалнади б. Канкар, сын эмира Тахира Кривого70. Если заговорит со мной муж с головой из меди, а ноги – свинцовые, отвешу я ему пару тумаков, так что нос его окажется на затылке. Я поток полноводный, я укор, на который не возразишь, я тот, кто срывает мосты. Играючи, приласкаю я тебя и тихонько пущу ветры, словно суфий. Шайтана, что мне [покровительствует], зовут Саклаб (Перевертыватель). Я тверже камня, надежнее в пути, нежели куропатка, сообразительнее ворона, осторожнее сороки, горячее страстями, нежели муха, упорнее жука навозного, ядовитее извести, более жгуч, чем противоядие, сильнее яда, горше колоквинта71, славнее жирафы. Я – мутная волна, я деяние трудное. Голова у меня – наковальня. Что думаете? Кто слово молвит?». Тут промолчали собравшиеся, а отрок выступил вперед, взял [Танфашу] за руку и сделался его другом.

IX

Т. IV, с. 192–196

Был Айман б. Хурайм ал-Асади72 [мужем] крепким и постоянно говорил о соитии. А Му‘авия б. Абу Суфйан73 ослаб. И сказал однажды [государь Айману]: «Айман, что осталось тебе из еды, питья и силы?». Тот сказал: «Съедаю я миску, полную сала и кореньев. Выпиваю огромный мех [вина]. Не застаиваюсь, скачу на резвом жеребчике и гоню его что есть сил. Совокупляюсь я с ночи до зари».

Сказал [рассказчик]: «Огорчило это [Му‘авию], и очернил он [Аймана] в душе своей. Дело в том, что Фахита74 слушала [эту беседу] из-за занавеси. Стал Му‘авия после того неприветлив с [Айманом]. Пожаловался Айман на это жене своей, и сказала она ему: “Возможно, ты совершил [некий] проступок или разгласил [какую-нибудь] тайну”. Сказал он: “Нет, ей-богу, за мной проступка”. Сказала она: “Расскажи мне, что у вас с ним случилось в последний раз”. Тогда поведал [Айман жене своей эту] повесть. Сказала она: “Вот из-за чего разгневался на тебя [государь]”. Сказал он: “Исправь же то, что я испортил”. Сказала она: “Избавлю я тебя”. Пришла она к Му‘авии и застала его принимающим людей. Вошла она тогда к Фахите. А та говорит: “Что с тобой?”. Отвечает [жена Аймана]: “Пришла я пожаловаться Му‘авии на Аймана”. Та говорит: “А в чем дело?”. Эта сказала: “Не ведаю, мужчина ли он или женщина. Не задрал он на мне платья с тех пор, как женился на мне». Сказала [Фахита]: “А что же он рассказывал Му‘авии то-то и то-то?”. Сказала [жена Аймана]: “Это ложь”. Тут вошел Му‘авия и говорит: “Кто это такая?”. Сказала [Фахита]: “Это супруга Аймана. Она пришла на него пожаловаться”. Сказал [халиф]: “Что с ней?”. Сказала [Фахита]: “Утверждает, будто не знает, мужчина ли он или женщина, потому что не задрал он на ней платья с тех пор, как женился на ней”. Сказал [государь]: “Так ли это?”. Сказала [женщина]: “Да. Разлучи нас с ним, да разлучил Аллах [Аймана] с духом его!”. Сказал [Му‘авия]: “Не лучше ли этого [какой-нибудь] твой двоюродный брат, а то ты претерпеваешь от [супруга своего уже целый] век?”. [Женщина] же не согласилась [развестись с Айманом]. А Му‘авия все уговаривал ее, пока она не утихомирилась. Тогда одарил ее [государь] и милостиво с нею обошелся.

 

После же вошел [к Му‘авии] Айман, и [государь] прочел ему [стихи]:
Видал я от красавиц удивительное.
О если бы застали девственницы юность мою!

Однако соитие с прекрасными девственницами –
тяжкое бремя, если поседел муж.
Укрощаются они всяким посохом, что объезжает [их],
и становятся всякое утро тягостными.

Зачем же сурьмят они черные очи,
и натирают мускусом прелести свои,
И при ходьбе соединяют заветные [свои части тела],
и украшаются только когда вам [это] известно?

Так не лишайте красавиц [возможности] посоперничать.
Если [отмеришь] красавицам мерой,
То [подари им] вдвое больше одежд.
А если не удовольствуешь их ни так, ни сяк,
Оклевещут они тебя пред государем лживыми речами.
Коль не предаются они дружбе всецело,
То задирают нос, становятся гневными.

Кто общается с женщинами, тот не прямодушен,
И воскресает прямодушие, когда бежишь дружбы [с ними]».

 

1 Наиболее полные сведения о житии Абу Хаййана ат-Таухиди в отечественной арабистике собраны И. М. Фильштинским [1, с. 252–267]. Там же имеется и подробная отечественная и зарубежная библиография. Об ат-Таухиди см. также: [2, p. 126–127]. По всей видимости, новейшей отечественной работой, посвященной Абу Хаййану, является диссертация М. С. Паленко [3].

2 Адаб – как отмечает И. М. Фильштинский, совокупность сочинений «своеобразного полудидактического-полубеллетристического жанра, предназначенного для воспитания мусульманского интеллигента – адиба, т. е. человека, знакомого со всем комплексом гуманитарных наук» [4, с. 343] (см. также: [5, p. 175–176]).

3 Об Ибрахиме ал-Килани см.: [7].

4 На основе издания ал-Килани, находящегося в распоряжении автора статьи, им был сделан перевод рассказов, предлагаемых здесь читателю.

5 На это издание автору любезно указал кандидат исторических наук Д. Е. Мишин. Электронная версия этой публикации доступна на сайте: https://al-maktaba.org/book/26423.

6 В оригинале ба‘д туджжар ал-бахр – «некий из морских купцов». Здесь и далее, кроме оговоренных случаев, примечания переводчика.

7 Ал-Убулла – город в средневековом Ираке. Располагался в дельте Шатт ал-‘Араб (Шатт эль-Араб), в чертe современной Басры. Был важным центром морской торговли со странами Индийского океана. К XIV в. пришел в упадок, а затем вовсе исчез [8, p. 765–766].

8 То есть более 80 кг (иракский манн равнялся 812,5 г.) [9, с. 26].

9 В подлиннике использовано слово луджжа – «пучина», «бездна», «море» (см.: [10, с. 720][11, с. 713]).

10 В оригинале фи рузнамаджи.

11 Басра – город в Южном Ираке. Был основан ок. 635 г. как военный лагерь для арабских ополченцев, расселенных по племенному принципу. Играл важную роль в истории и культуре Халифата. Городище исторической Басры находится недалеко от нынешней деревни Зубайр [12, p. 1085–1088].

12 Кади – мусульманский судья-чиновник, который назначается правителем и отправляет правосудие на основании шариата [13, с. 125].

13 Кушаджим, Махмуд б. ал-Хусайн (ум. ок. 961) – видный поэт Х в., имевший также многие прочие литературные и познавательные интересы. Адаб ан-надим («Благовоспитанность сотрапезника [знатного лица]») – одно из его сохранившихся сочинений (дважды издавалось в Египте – во второй половине XIX в. и в начале ХХ в.). [14, p. 525]. См. вариант этой новеллы в Мурудж аз-захаб («Золотых копях») ал-Мас‘уди (ум. 956): [15, p. 254–258].

14 ‘Абд ал-Малик б. Марван – пятый халиф из династии Омейядов (685–705). Эта династия правила арабо-мусульманским государством, Халифатом, в 661–750 гг. Прославился как замечательный, подчас циничный политик, мужественный военачальник, реформатор финансовой системы и хозяйственной жизни Халифата. Сумел восстановить мир и стабильность на территории своего государства, погрузившегося в пучину междоусобиц. Слыл прекрасным оратором и любителем поэзии [16, p. 76–77].

15 Бишр б. Марван [б. ал-Хакам] (ум. 75 (694/95) г. х.) – брат ‘Абд ал-Малика б. Марвана. Занимал пост наместника Куфы и Басры. Был любителем вина, музыки и поэзии [17, p. 1242–1243].

16 Куфа – город в Южном Ираке. Возник ок. 638 г. как военный лагерь для арабских ополченцев, расселенных по племенному принципу. Играл важную роль в истории и культуре Халифата [18, p. 345–351].

17 Раух б. Зинба‘ ал-Джузами (ум. 703) – арабский племенной вождь; сторонник Омейядов. Его отец – знатный бедуин из племени бану джузам, поселившегося в Сирии прежде арабо-мусульманских завоеваний. Раух стал играть особо видную роль в государственной жизни при ‘Абд ал-Малике б. Марване (685–705). В арабо-мусульманских сочинениях упоминается как первый вазир в Халифате (или же прототип позднейших вазиров) [19, p. 466].

18 Имеется в виду династия Омейядов (бану умаййа).

19 В оригинале дават. Как объясняет это слово В. Ф. Гиргас, «пенал для перьев с чернильницeй на одном конце, который носят за поясом» [10, с. 266].

20 То есть ‘Абд ал-Малика б. Марвана.

21 Сведений об этом лице получить не удалось.

22 Имеется в виду Абу-л-Хаттаб Катада б. Ду‘ама ас-Садуси ал-Басри – знаток и комментатор Корана, а также правовед (факих). Умер во время правления омейядского халифа Хишама б. ‘Абд ал-Малика (724–743), в 117 (735/36) г. х. – Примеч. издателя.

23 Абу Бурда ‘Амир б.Абу Муса ал-Аш‘ари – видный факих (правовед). Во время действия новеллы занимал должность кади Куфы. – Примеч. издателя.

24 В оригинале ал-халал ва-л-харам. То есть, с одной стороны, действия и слова, считающиеся, согласно шариату, для мусульманина допустимыми, а с другой стороны, действия и слова, считающиеся с точки зрения шариата греховными и запретными [20, с. 267][21, c. 274].

25 Абу Ханифа (ум. 767) – крупнейший арабо-мусульманский богослов и факих. Эпоним ханафитского мазхаба (богословско-юридической школы) [22, p. 123–124].

26 Хадис – предание о словах и поступках пророка Мухаммада [23, с. 262–263].

27 То есть тафсир (комментарий, толкование Корана) [24, с. 232–235].

28 Здесь и далее Коран цитируется в переводе И. Ю. Крачковского.

29 Асаф сын Барахйи (Асаф б. Барахйа) – согласно посткораническому преданию, близкое к пророку и царю Сулайману (ветхозаветному Соломону) лицо, его так называемый вазир (см. объяснение этого понятия ниже). Асаф всегда имел право войти к пророку и царю и говорил ему правду [25, p. 686].

30 Сулайман [б. Да’уд] (ветхозаветный Соломон) – коранический персонаж. Мудрый царь и пророк. Обладатель магических знаний, полученных от Аллаха. Многократно упоминается в посткораническом предании [26, с. 212–213].

31 Ибрахим – ветхозаветный Авраам, упоминаемый в Коране и посткораническом предании. Первый проповедник единобожия и общий предок арабов и евреев [27, с. 87–88].

32 Имеется в виду Абу ‘Али ал-Хасан б. ‘Али ал-Му‘аммари (ум. 295 (907/08) г. х.) – известный знаток хадисов и факих (правовед), а также языковед. Марв (Мерв) – один из древнейших городов Средней Азии, находившийся на р. Мургаб (нынешний Туркменистан). В эпоху Аббасидского халифата был важным экономическим и административным центром провинции Хорасан [28, с. 85].

33 Об этом лице никаких сведений получить не удалось.

34 Вазир – должность, оформившаяся в Аббасидском халифате (750–1258). Государственный чиновник высшего ранга, «помогающий» халифу нести бремя государственной власти. Фактически глава государственного аппарата [29, p. 185–188].

35 Хаджиб – в Халифате придворный, исполнявший обязанности дворецкого [30, p. 45–46].

36 Аш-шурта – элитарное формирование халифских войск, которое было призвано следить за порядком в городах. Начальником аш-шурты был сахиб аш-шурта (полицмейстер); эта должность считалась одной из важнейших. Аш шурта была образована, согласно различным источникам, в 640–660-х гг. [31, p. 510]. Таким образом, в приводимой новелле, посвященной деяниям некоего древнего праведного царя, присутствуют политические реалии, характерные для эпохи Аббасидского халифата.

37 Ал-Ма‘мун Абу-л-‘Аббас ‘Абдаллах б. Харун ар-Рашид – семнадцатый халиф из династии Аббасидов (правил 813–833). Самый старший из семнадцати сыновей Харуна ар-Рашида (786–809). Мать ал-Ма’муна – невольница Мараджил, родом из исторической области Базгис (на территории современного Афганистана). Умерла вскоре после рождения сына. ‘Абдаллах был воспитан женой Харуна ар-Рашида Зубайдой, матерью своего единокровного брата, будущего халифа Мухаммада алАмина (правил 809–813). Получил хорошее домашнее образование. Еще при жизни Харуна ар-Рашида был назначен наместником Хорасана и других восточных областей Халифата и наследником халифской власти после ал-Амина. Пришел к власти после победы над ал-Амином в кровавой усобице (810–813). Сумел восстановить единство Халифата. Вел войны против Византии. Покровительствовал развитию математики, астрономии и философии, а также осуществлению переводов сочинений по этим и прочим научным дисциплинам с греческого и сирийского языков. Провозгласил официальной государственной доктриной учение мутазилитов (сторонников одного из направлений догматического богословия (калам), которое играло значительную роль в общественно-политической жизни Аббасидского халифата VIII–IX вв.) [32, p. 331–339].

38 Первая часть коранической фразы «Поистине мы принадлежим Аллаху и к Нему мы возвращаемся» (2:151), которая широко распространена в быту у мусульман.

39 Исхак б. Ибрахим ал-Маусили (767–850) – один из крупнейших арабо-мусульманских музыкантов. Принадлежал к знаменитому семейству ал-Маусили, обладавшему глубинными музыкальными и поэтическими традициями. Помимо занятия музыкой и пением, сочинял книги биографического характера о своих коллегах, певцах и музыкантах [33, p. 110–111].

40 В оригинале адаб (культура, благовоспитанность, вежество). См. объяснение этого понятия выше.

41 Курайш – племя, которое во времена пророка Мухаммада населяло Мекку и к котoрому он сам принадлежал. Группы бедуинов, относящихся к курайш, сохраняются до сих пор в различных частях Аравийского полуострова [34, p. 434–435].

42 Имеется в виду ал-Хаджжадж б. Йусуф ас-Сакафи (660–714) – крупный государственный деятель и военачальник. Многолетний наместник Ирака. Любимец омейядских халифов ‘Абд ал-Малика б. Марвана (685–705) и ал-Валида б. ‘Абд ал-Малика (705–715). Прославился жестокостью (но в то же время определенной степенью великодушия), ораторским искусством и склонностью к занятиям филологией [35, p. 39–43].

43 Сакиф – арабское племя, которое играло важную роль в доисламской и арабо-мусульманской истории. В доисламские времена считалось союзником курайш. В силу этого обстоятельства многие выходцы из сакиф занимали высокое положение в Хaлифате эпохи правления династии Омейядов (661–750) – государи этой династии происходили из бану умаййа, одного из ведущих кланов племени курайш [36, p. 432].

44 То есть соплеменника.

45 Перевод данной новеллы, в силу особенностей ее содержания и стиля, носит в значительной мере литературно-художественный характер.

46 Хаман – согласно Корану и посткораническому преданию, приближенный Фира‘уна, обладатель великого богатства [37, p. 110].

47 Фира‘ун – см. объяснение этого имени ниже.

48 ‘Ад – по всей видимости, имеется в виду один из царей мифического народа ‘ад, который, согласно доисламской поэзии, Корану и посткораническому преданию, обитал на Аравийском полуострове и был уничтожен Аллахом за нечестие [38, p. 169].

49 В оригинале ас-саф‘анату ана. Саф‘ан – «получающий пощечину», «шут» [10, с. 443].

50 Море ал-Кулзум – иными словами, Красное море. Ал-Кулзум – древний портовый город на африканском берегу Красного моря, развалины которого находятся к северу от современного г. Суэц [39, с. 224].

51 В оригинале азурруху – досл. «обращу его в прах».

52 В оригинале сабир. Согласно В. Ф. Гиргасу, имеется в виду сок, извлекаемый из aloe soccotrina [10, с. 430]. О растениях рода алоэ, семейства лилейных, см.: [40, с. 457–458, ст. 1347–1348]. В арабской словесности алоэ и его сок упоминаются весьма часто как символ горечи.

53 В оригинале манн йатакаллам кулу – досл. «Кто говорит, [пусть] скажет».

54 Иван Кисра – имеются в виду развалины дворца правителей доисламского Ирана, шахов династии Сасанидов, которые сохранились до настоящего времени недалеко от современного Багдада [41, p. 945–946].

55 Аш-Шаш – историческая область в Средней Азии, в долине р. Чирчик. Впоследствии одним из основных городов а-Шаша стал Бинкет, с XI в. известный под названием Ташкента [42, с. 190].

56 Фергана (Фаргана) – область в Средней Азии, основой которой является Ферганская долина. В настоящее время ее территория относится к Узбекистану, Киргизии и Таджикистану. Власть Халифата в Фергане была окончательно утверждена лишь во второй половине IX в. [42, с. 189].

57 Танджа – имеется в виду Танжер, древний город-порт в современном Марокко, находящийся на берегу Гибралтарского пролива [43, p. 183–185].

58 Ифранджа – т. е. Страна франков. О франках, одном из германских племенных объединений, арабы-мусульмане узнали, по всей видимости, от византийцев. Первоначально так именовались жители Империи Карла Великого (VIII–IX вв.), а позже и все западноевропейцы. Итак, имеется в виду Западная Европа [44, p. 1044–1046].

59 Андалус (собственно, ал-Андалус) – так арабы-мусульмане называли Иберийский полуостров, где располагаются современные Испания и Португалия. Во время создания памятника, откуда заимствованы новеллы, ал-Андалус была независима от Аббасидского халифата [45, p. 486–503].

60 Ифрикийа – восточная часть ал-Магриба (запада арабо-мусульманского мира), совпадающая в основном с современным Тунисом [46, p. 1047–1050]. Газван хваcтает, что не боится перемещений с востока на запад.

61 Каф – согласно представлениям арабов-мусульман, горная цепь, которая окружает земной мир. Обиталище джиннов и других фантастических существ. Гора (горы) Каф часто фигурирует в фольклоре арабов, а также других народов, исповедующих ислам [47, p. 400–402].

62 …в страну, что за ромеями… – т. е. в земли, что находятся к северу от Византии. Ромеи (ар-рум) – византийцы.

63 Йа’джудж и Ма’джудж – народы Гог и Магог Ветхого Завета. Упоминаются в Коране. Отгорожены от прочего человечества Стеной (ас-Садд). Явятся по воле Аллаха в конце времен [48, p. 231–234] (см. также: [49]).

64 Зу-л-Карнайн – персонаж, упоминаемый в Коране (18: 82–98). Как мусульманские комментаторы, так и арабисты полагают, что имеется в виду Александр Македонский. Среди подвигов Зу-л-Карнайна – возведение Стены (ас Садд), которая отгородила Йа’джудж и Ма’джудж от остального человечества [50, c. 78–79].

65 Ал-Хидр (ал-Хадир) – персонаж фольклора многих народов, исповедующих ислам, который совершил дальние странствия. Согласно мнению многих комментаторов, упомянут в Коране [51, p. 902–905].

66 Гуль (гул) – согласно арабским народным поверьям, воспринятым многими другими народами, исповедующими ислам, одна из разновидностей сверхъестественных существ, джиннов, обычно женского пола. Гуль особенно злобна и враждебна людям [52, с. 54–55].

67 Фира‘ун (ветхозаветный Фараон) – персонаж, упоминаемый в Коране. Египетский царь, жестокий тиран, к которому был послан с проповедью пророк Муса (ветхозаветный Моисей). Эпитет «обладатель кольев [палатки]» означает, что Фира‘ун мыслился владельцем неких прочных строений (возможно, башни до небес или пирамид) [53, с. 259].

68 Эту фразу помог перевести московский иракец доктор Фалих Гаданфар.

69 Ан-Намруд (ветхозаветный Нимрод) – согласно посткораническим легендам, безбожный царь, жестокий тиран, который правил всем миром [54, p. 952–953].

70 Возможно, эти имена содержат некий политический намек, который остался нам непонятным.

71 В оригинале ал-‘алкам (колоквинт, или колоцинт; сitrullus colocynthis) – многолетнее стелющееся растение семейства тыквенных. Распространено в Северной Африке, Средиземноморье и Передней Азии вплоть до Индии [55, с. 440, ст. 1306].

72 Айман б. Хурайм [б. Фатик] ал-Асади (ум. 700) – поэт эпохи Праведных халифов (632–661) и первых Омейядов (умер в правление ‘Абд ал-Малика б. Марвана (785–705)). Сын одного из сподвижников пророка Мухаммада, таби‘ (преемник сподвижников основоположника ислама). Сочинял любовные стихи и панегирики в честь омейядских халифов и эмиров, а также других знатных лиц. Сумел уклониться от участия в усобицах, современником которых был. – Примеч. издателя.

73 Му‘авия б. Абу Суфйан (ок. 605–680) – первый халиф из династии Омейядов (правил 661–680). Противник ‘Али б. Абу Талиба в борьбе за верховную власть в Халифате. Проявил себя как мудрый государственный деятель. Покровительствовал поэтам и первым мусульманским ученым. В VIII–IX вв. Аббасиды и шииты объявили Му‘авию узурпатором и нечестивцем, однако в народной памяти, особенно в Сирии, о Му‘авии сохранилась память как о добром и справедливом государе. Стал знаменем борьбы суннитов против шиитов [56, p. 263–268].

74 Имеется в виду Фахита бинт Караза ан-Науфалиййа ал-Курайшиййа, любимая жена Му‘авии б. Абу Суфйана. – Примеч. издателя.

 

Список литературы

1. Фильштинский И. М. История арабской литературы. X–XVIII века. М.: ГРВЛ; 1991.

2. Stern S. M. Abu Hayyan al-Tawhidi. The Encyclopaedia of Islam. New Edition… (Далее – EI2). Vol. I. Photomechanical Reprint. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 126–127.

3. Паленко М. С. Предпосылки формирования философской категории «душа» в творчестве Абу Хаййана ат-Таухиди. Специальность 09.00.03 – история философии. Автореферат дис. на соиск. уч. ст. канд. философ. наук. М.: РУДН; 2013. 25 с.

4. Фильштинский И. М. История арабской литературы. V – начало X века. М.: ГРВЛ; 1985. 531 с.

5. Gabrieli F. Adab. EI2. Vol. I. Photomechanical Reprint. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 175–176.

6. Al Basa’ir wa d-Daha’ir. Par Abu Hayyan at-Tawhidi, Essaiste arabe du IVe S. de l’Hégire (Xe S.). Ed. et annoté par Ibrahim Keilani. Vol. I–IV. Damas: Librairie et Imprimerie Al-Incha; 1964.

7. Ибрахим ал-Килани. Викибидийа. Ал-Маусу‘а ал-хурра. (На араб. яз.)

8. Kramers J. H. Al-Ubulla. EI2. Vol. X. Leiden: E. J. Brill; 2000. P. 765–766.

9. Хинц В. Мусульманские меры и веса с переводом в метрическую систему. Перевод с немецкого Ю. Э. Брегеля. Давидович Е. А. Материалы по метрологии средневековой Средней Азии. М.: Наука; ГРВЛ; 1970. 148 c.

10. Гиргас В. Ф. Арабско-русский словарь к Корану и хадисам. М.; СПб.: Диля; 2006. 914, [4] с.

11. Баранов Х. К. Арабско-русский словарь. Около 42 000 слов. Изд. 5-е, перераб. и дополн. М.: Русский язык; 1976. 943 с.

12. Yver G. Al-Basra. EI2. Vol. I. Photomechanical Reprint. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 1085–1088.

13. Боголюбов А. С. Кади. Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Наука; ГРВЛ; 1991. С. 125.

14. Pellat Ch. Kushadjim. EI2. Vol. V. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 525.

15. Maçoudi. Les prairies d’or. Texte et traduction par C. Barbier de Meynard. Tome cinqième. Paris: Société Asiatique. Collection d’ourages orientaux. Imprimé par autorisation de l’Empereur a l’Imprimerie Imperiale; M DCCC LXIX (1869). 536 p.

16. Gibb H. A. R. ‘Abd al-Malik b. Marwan. EI2. Vol. I. Photomechanical Reprint. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 76–77.

17. Vecia Vaglieri L. Bishr b. Marwan. EI2. Vol. I. Photomechanical Reprint. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 1242–1243.

18. Djait H. Al-Kufa. EI2. Vol. V. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 345–351.

19. Hawting G. R. Rawh b. Zinba. EI2. Vol. VIII. Leiden: E. J. Brill; 1995. P. 466.

20. Боголюбов А. С. Халал. М.: Наука; ГРВЛ; 1991. 315 с.: ил.

21. Боголюбов А.С. Харам. Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Наука; ГРВЛ; 1991. С. 274.

22. Schacht J. Abu Hanifa al-Nu‘man. EI2. Vol. I. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 123–124.

23. Бойко К. А. Хадис. Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Наука; ГРВЛ; 1991. С. 262–263.

24. Резван Е.А. Тафсир ал-Кур’ан. Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Наука; ГРВЛ; 1991. С. 232–235.

25. Wensinck A. J. Asaf b. Barakhya. EI2. Vol. I. Photomechanical Reprint. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 686.

26. Пиотровский М. Б. Сулайман. Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Наука; ГРВЛ; 1991. С. 212–213.

27. Пиотровский М. Б. Ибрахим. Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Наука; ГРВЛ; 1991. С. 87–88.

28. Мерв. Большая советская энциклопедия. 3-е изд. Т. 16. М.: Советская энциклопедия; 1974. С. 85. Ст. 241–242.

29. Zaman M. Q. Wazir. I. 1. In Arab World. The Abbasids. EI2. Vol. XI. Leiden: E. J. Brill; 2002. P. 185–188.

30. Sourdel D. Hadjib.i. The Caliphate. EI2. Vol. III. Leiden–London: E. J. Brill; LUZAC & CO; 1986. P. 45–46.

31. Nielsen J. S. Shurta. A. 1. EI2. Vol. IX. Leiden: E. J. Brill; 1997. P. 510.

32. Rekaya M. Al-Ma’mun. EI2. Vol. VI. Leiden: E. J. Brill; 1991. P. 331–339.

33. Fück J. W. Ishak b. Ibrahim al-Mawsili. EI2. Vol. IV. Leiden: E. J. Brill; 1997. P. 110–111.

34. Montgomery Watt W. Kuraysh. EI2. Vol. V. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 434–435.

35. Dietrich A. Al-Hadjjadj b. Yusuf. EI2. Vol. III. Leiden–London: E. J. Brill; LUZAC & CO; 1986. P. 39–43.

36. Lecker M. Thakif. EI2. Vol. X. Leiden: E. J. Brill; 2000. P. 432.

37. Vaida G. Haman. EI2. Vol. III. Photomechanical Reprint. Leiden–London: E. J. Brill; LUZAC & CO; 1986. P. 110.

38. Buhl F. ‘Ad. EI2. Vol. I. Photomechanical Reprint. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 169.

39. Хордадбех. Книга путей и стран. Пер. с араб., коммент., исслед., указ. и карты Н. Велихановой. Баку: Элм; 1986. 428 c.

40. Алоэ (Aloe). Большая советская энциклопедия. 3-е изд. Т. 1. М.: Советская энциклопедия; 1970. С. 457–458. Ст. 1347–1348.

41. Streck M. – [Morony M.] Al-Mada’in. EI2. Vol. V. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 945–946.

42. Ал-Йа‘куби. Книга стран (Китаб ал-булдан). Вступ. cт., пер., коммент. и указ. Л. А. Семеновой. М.: Восточная литература; 2011. 372 c.

43. El Mansur M. Tandja. EI2. Vol. X. Leiden: E. J. Brill; 2000. P. 183–185.

44. Lewis B. Ifrandj. EI2. Vol. III. Leiden; London: E. J. Brill; LUZAC & CO; 1986. P. 1044–1046.

45. Al-Andalus (группа авторов). EI2. Vol. I. Photomechanical Reprint. Leiden: E. J. Brill; 1986. P. 486–503.

46. Talbi M. Ifrikiya // EI2. Vol. III. Leiden–London: E. J. Brill; LUZAC & CO; 1986. P. 1047–1050.

47. Streck M. – [Miqel A.] Kaf. EI2. Vol. IV. Third Impression. Leiden: E. J. Brill; 1997. P. 400–402.

48. Van Donzel E., Ott C. Yadjudj wa-Madjudj. EI2. Vol. XI. Leiden: E. J. Brill; 2002. P. 231–234.

49. Аликберов А. К. К источникам и историческим основаниям коранического рассказа о Йа’джудже, Ма’джудже и Зу-л-Карнайне. В: Пиотровский М. Б., Аликберов А. К. (ред.) Ars Islamica. В честь Станислава Михайловича Прозорова. М.: Наука; Восточная литература; 2016. С. 279–356.

50. Пиотровский М. Б. Зу-л-Карнайн. Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Наука; ГРВЛ; 1991. С. 78–79.

51. Wensinck A. J. Al-Khadir (al-Khidr). EI2. Vol. IV. Third Impression. Leiden: E. J. Brill; 1997. P. 902–905.

52. Пиотровский М. Б. Гул. Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Наука; ГРВЛ; 1991. С. 54–55.

53. Пиотровский М. Б. Фира‘ун. Ислам. Энциклопедический словарь. М.: Наука; ГРВЛ; 1991. С. 259.

54. Heller B. Namrud. EI2. Vol. VII. Leiden–New York: E. J. Brill; 1993. P. 952–953.

55. Колоквинт. Большая советская энциклопедия. 3-е изд. Т. 12. М.: Советская энциклопедия; 1973. С. 440. Ст. 1306.

56. Hinds M. Mu‘awiya I. EI2. Vol. VII. Leiden; New York: E. J. Brill; 1993. P. 263–268.


Об авторе

Дмитрий Валентинович Микульский
http://ivran.ru/persons/196
Институт востоковедения РАН
Россия

Микульский Дмитрий Валентинович – доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник отдела памятников письменности народов Востока

Москва


Конфликт интересов:

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.



Рецензия

Для цитирования:


Микульский Д.В. Избранные новеллы из ал-Баса’ир ва-з-заха’ир Абу Хаййана ат-Таухиди (академический перевод и комментарий). Ориенталистика. 2022;5(1):125-146. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-125-146

For citation:


Mikulsky D.V. Selected novellas from al-Basa’ir wa-l-dhakha’ir by Abu Hayyan al-Tawhidi (an Academic translation with a commentary). Orientalistica. 2022;5(1):125-146. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-125-146

Просмотров: 124


ISSN 2618-7043 (Print)
ISSN 2687-0738 (Online)