Preview

Ориенталистика

Расширенный поиск

К созданию антологии сокотрийских волшебных сказок в русском переводе

https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-080-106

Полный текст:

Аннотация

В статье публикуются шесть образцов сокотрийской волшебной сказки, впервые переведенных на русский язык. Публикация знаменует собой начало масштабного проекта по созданию антологии сокотрийских фольклорных текстов на русском языке, инициированного авторами в 2021 г. Предполагается, что антология – первая в своем роде в истории отечественной и мировой науки – будет доступна как широкому читателю, так и специалистам, интересующимся культурами Юга Аравии. Приведенные в статье образцы сокотрийского фольклора ранее публиковались в серийном издании Corpus of Soqotri Oral Literature на языке оригинала, а также в переводе на английский и арабский языки. В ходе работы над Корпусом участники проекта разработали для сокотрийского языка – ранее бесписьменного – систему письма на основе арабского алфавита. Использованные в настоящей статье фрагменты сказок на языке оригинала приведены в этой графической системе, разработанной под руководством академика РАН В. В. Наумкина.

Для цитирования:


Наумкин В.В., Колоскова Е.М., Коган Л.Е. К созданию антологии сокотрийских волшебных сказок в русском переводе. Ориенталистика. 2022;5(1):80-106. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-080-106

For citation:


Naumkin V.V., Koloskova E.M., Kogan L.E. Towards Creating an Anthology of Socotri Fairy Tales in Russian. Orientalistica. 2022;5(1):80-106. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-080-106

Введение

Сокотрийский язык – один из семитских языков, на котором говорит население Сокотрийского архипелага в Аравийском море. Ближайшие родственники сокотрийского языка – языки махри и шахри (джиббали), на которых говорят в йеменской Махре и в оманском Дофаре. В рамках семитской языковой семьи эти языки объединяются в особую языковую группу – современные южноаравийские языки (СЮЯ). Все СЮЯ – а сокотрийский язык в особенности – являются глубоко архаичными идиомами, в которых сохраняются многие грамматические и лексические особенности, утраченные в других семитских языках.

По сей день на острове Сокотра сохраняется бедуинская культура, чтутся обычаи и традиции предков и неотделимые от них ценности, такие как гостеприимство, щедрость, взаимопомощь. Устная литература сокотрийцев, исстари передававшаяся из поколения в поколение, представляет собой богатейший текстовый материал, отражающий уникальную культуру острова.

Уже первые исследователи сокотрийского фольклора отмечали, что нарративное искусство островитян отличается удивительным богатством и разнообразием сюжетов, логичностью и последовательностью изложения, искусными стилистическими и лексическими средствами. Многие сказки и легенды сокотрийцев находят параллели в культурах различных стран и народов Востока и Запада от Индии до Скандинавии.

В начале XX в. австрийский исследователь Давид Хайнрих Мюллер (David Heinrich Müller; 06.07.1846 – 21.12.1912) опубликовал обширную коллекцию образцов сокотрийского фольклора [4][5][6], однако в период с 1907 по 1981 г. ни одного образца устного народного творчества сокотрийцев (да и вообще каких-либо текстовых материалов на сокотрийском языке) в свет не вышло.

В 1981 г. была опубликована монография В. В. Наумкина и В. Я. Порхомовского [7], в которой вниманию читателя было предложено около двух десятков ценнейших образцов сокотрийского фольклора в переводе на русский язык. Еще несколько текстов с русским переводом было опубликовано в статье тех же авторов, вышедшей в свет в 1995 г. [8].

Материалы исследования

В 2014 г. группа российских исследователей под руководством В. В. Наумкина начала выпуск серийного издания «Корпус сокотрийского фольклора» (Corpus of the Soqotri Oral Literature [10]). В 2018 г. вышел в свет второй том CSOL [11], третий том должен быть опубликован в 2022 г. [12]. Эта серия предоставляет заинтересованному читателю широкий спектр сокотрийских фольклорных и этнографических текстов в оригинале и в переводе на английский и литературный арабский языки. Ориентирована она, прежде всего, на специалистов – филологов, лингвистов, этнологов.

Материалы, представленные в настоящей статье, были опубликованы в рамках «Корпуса сокотрийского фольклора» на сокотрийском языке, а также в переводе на английский и арабский.

1. Два брата и жена-разлучница

Аудиозапись:
https://drive.google.com/file/d/1gTqdyHHrbn81qv0qHqC1Mk3zeden90oJ/view?usp=sharing

Публикация: [10, № 19]. Одна из популярнейших сказок на острове, известная уже Д. Х. Мюллеру, причем в двух несколько отличающихся друг от друга версиях [4, S. 125–134][5, S. 89–95]. Основной сюжет сказки – «Жена Потифара» (см. подроб.: [3, p. 218–221]). Интересно, что сокотрийская сказка содержит гораздо более полный набор элементов этого сюжета, чем хорошо известная библейская и кораническая история об Иосифе Прекрасном. В этом отношении сокотрийский текст близок древнеегипетской «Сказке о двух братьях», а также некоторым африканским фольклорным традициям1.

Давным-давно жили два брата. Крепко любили они друг друга. Однажды говорит старший младшему:
– Скажи-ка, есть ли такая сила, что сможет разлучить нас?
Отвечает младший брат:
– Нас разлучит женщина.
Так и жили братья вдвоем. Потом старший нашел себе жену, и стало их трое. Однажды отправился старший брат в дорогу, а жена его с младшим братом остались ухаживать за скотом.
Вот говорит жена младшему брату:
– Проведи со мной ночь!
А тот отвечает:
– Не стану я этого делать!
Разозлилась тогда женщина и задумала против младшего брата хитрость.
Разорвала она на себе платье и перебила в доме всю посуду. Вернулся домой старший брат, а жена выбегает к нему и плачет горькими слезами.
– Что с тобой? Кто тебя обидел? – спрашивает муж.
– Твой брат! Пока тебя не было, он мне проходу не давал, все хотел возлечь со мной! А в один из дней и вовсе набросился на меня, разорвал мне платье и перебил в доме всю посуду!
Разгневался тогда старший брат.
– Как мне отомстить ему? – спрашивает он жену.
– Когда пойдет твой брат доить коров, сядет на корточки и оголит свой срам, – отвечает она, – возьми нож и оскопи его.
– Так я и сделаю, – сказал старший брат.
Пришел младший брат доить коров. Присел он на корточки, оголив свой срам. Тут подкараулил его старший брат, взял нож и оскопил его. Подскочил младший брат от боли, упал на землю и простонал:
– Разве не говорил я тебе, что нас разлучит женщина?
Решил тогда младший брат оставить родной дом. Собрал вещи и ушел в чужую страну.
А в той стране правил султан. Как-то раз устроил султан пир и позвал на него всех жителей своей страны. Собрал их султан во дворце и объявил:

– Пришла пора искать для моей дочери жениха. А ну, подходите ближе!
Моя дочь сейчас будет выбирать, который из вас ей милее. В кого трижды бросит она камешком, тот и станет ей мужем.
Бросила девушка три камешка – и попали они все в младшего брата, того самого, который из родного дома убежал.
Сыграли для жениха и невесты свадьбу. А в те времена был закон: наутро после свадьбы приходят к молодым и смотрят, есть ли на простыне кровь.
Вот лежит юноша в постели с молодой женой и горько плачет:
– Зачем ты выбрала меня? Я ведь скопец!
– Не бойся, – говорит ему жена. – Я знаю, что делать.
Взяла она бритву, порезала себе бедро да и выпачкала простыню в крови.
Пришли наутро смотреть простыню и нашли на ней кровь.
Так и зажили младший брат с дочерью султана.
Как-то раз пошел юноша справить нужду. Увидал один из дворцовых слуг, что юноша скопец, и тотчас же донес об этом султану. Говорит ему султан:
– Поутру ступайте все к морю и входите в воду без одежды. Если правду говоришь – казню его. А лжешь – так казню тебя.
Подслушал их юноша, вернулся к жене и говорит:
– Ухожу я и не вернусь к тебе больше.
Той же ночью ушел он прочь из дворца. Идет юноша, вдруг видит – навстречу ему старики бредут, между собой разговор ведут. Открыл он старикам свое горе. Старики и говорят ему:
– Разрешим мы твою беду. Но есть у нас условие.
– Что за условие? – спрашивает юноша.
– Этой ночью твоя жена понесет дитя. Как родится дитя, принеси его нам.
Согласился юноша, и вылечили его старики. Воротился он к жене, провел с ней ночь, и понесла она, как и обещали старики.
Поутру приказывает султан слугам:
– Ступайте к морю и входите в воду без одежды!
И юноше, зятю своему, говорит:
– И ты с ними ступай!
– Разве может зять султана со слугами купаться? – воскликнул юноша.
– Должен! – отвечает султан. – И чтоб непременно без одежды!
Пошел тогда юноша к морю и сбросил одежду. Увидел султан, что зять его не скопец, и тотчас приказал казнить лживого слугу.
Прошло время, родила дочь султана мальчика. Едва только родился младенец, взял его юноша и отнес старикам. Забрали они младенца, искромсали его на мелкие кусочки, а один кусочек вернули юноше.
– Отнеси это жене! – говорят.
Вернулся юноша во дворец. Не успел он положить жене на колени то, что осталось от младенца, – мигом обратилось оно в мальчика, целого и невредимого.
Вот вам и сказка!

2. Золушка

Аудиозапись:
https://drive.google.com/file/d/1Pb71QgZBaY8XoWxh7OY2kFpvjPNTxe1/view?usp=sharing

Публикация: [11, № 20]. «Золушка» – очень популярный фольклорный сюжет на юге Аравии. Уже в 1902 г. Д. Мюллер опубликовал текст сказки о Золушке на языке махри с параллельным текстом на арабском диалекте, бытовавшем в то время среди жителей Сокотры [4, S. 117–125]. Сокотрийский перевод этой сказки был опубликован в: [5, S. 35–42], а двумя годами позже вышла в свет джиббалийская версия [6, S. 34–45]. В 1918 г. М. Битнер соединил вместе все четыре варианта, снабдив их подробным сравнительно-лингвистическим комментарием [13]. Сравнительно-фольклористический анализ сокотрийской сказки содержится в: [3, p. 210–212] (и ср.: [4, S. 211–214])2.

Рис. 1. Сокотрийская девушка. Автор фотографии Кевин Мак-Нир
Fig. 1. Socotri girl. Photo by Kevin McNeer

В одной стране жила девушка, дочь рыбака. Мать у нее умерла, и никого у них с отцом в целом свете не было, кроме друг друга.
И жила еще в той стране женщина. Муж у нее умер, осталась она одна с двумя дочерьми. Захотела та женщина выйти за рыбака замуж. Стала она задабривать его дочь, чтобы та ее полюбила. Увидала дочь рыбака, как добра к ней женщина, и говорит отцу:
– Возьми ее, отец, в жены! Очень уж она меня любит.
– Доченька! – говорит ей отец. – Страшно мне. Боюсь, как бы она не переменилась к тебе, едва только женюсь на ней.
– Что ты! – отвечает девушка. – Не случится такого! Любит она меня, как родную!
Вот и взял рыбак ту женщину в жены. Много работал рыбак, чтобы прокормить семью. Чуть свет уходил он из дому и только поздней ночью возвращался. А новая жена возненавидела падчерицу и решила сжить ее со свету.
В одиночку хлопотала бедная девушка по дому, а мачехины дочери только и делали, что в потолок плевали.
Вот дошел до мачехи слух, что султан устраивает во дворце праздник.
Говорит она тогда падчерице:
– Мы идем на праздник во дворец. А ты, грязная девчонка, сиди работай, дом в порядок приводи! Чтобы не скучала, дам тебе два задания. Вон мешок стоит, в нем ячмень с рисом перемешаны. Так ты возьми да отдели ячмень от риса. А как справишься, иди к морю и поймай нам рыбу, да не любую, а такую, которая зовется шейсено. И смотри, чтобы к нашему возвращению все было исполнено, а не то я тебе ноги переломаю!
Нарядилась мачеха, дочерей своих нарядила, и отправились они на праздник во дворец. А бедная девушка осталась дома горевать. «Как же мне все успеть?» – говорит она про себя.
Делать нечего – отправилась девушка к морю, рыбу ловить, а что это за рыба такая, знать не знает. Выловила она одну рыбку. Вдруг слышит – плачет кто-то. Прислушалась, а это рыба плачет да приговаривает:
– Не убивай меня! У меня детки малые!
Отпустила Золушка рыбу в море, а сама ушла домой, горько плача.
Села она дома ячмень от риса отделять. Не успела приняться за работу, подлетают к ней три воробушка. Спрашивают воробушки:
– Что с тобой, Золушка? Отчего ты плачешь?
Рассказала им Золушка про свою беду. Говорят ей птички:
– Хочешь и ты пойти на праздник во дворец?
– Конечно хочу! – отвечает девушка.
– Хорошо, – говорят ей птички. – Вот тебе платье, а ячмень от риса мы сами за тебя отделим.
– А как же рыба? – спрашивает Золушка. – Приказала мне мачеха рыбу поймать, шейсено называется. А что это за рыба, я и знать не знаю.
– Не беспокойся об этом, – отвечают ей птички. – У тебя своя забота.
Ты должна вернуться домой раньше всех на празднике. Едва только переступишь порог дома, сними наше платье, положи его в корзину да схорони в ямке.
Нарядилась Золушка в прекрасное платье, что дали ей птички, и явилась к султану во дворец. Так она была хороша в новом платье, что все гости изумлялись ее красоте, а мачеха с сестрами и вовсе ее не признали.
Вдруг поняла Золушка, что люди начинают расходиться по домам. Тут же выбежала она из дворца. Увидал ее тогда султанский сын. Бежит Золушка к дому изо всех сил, а сын султана за ней. Кричит ей: «Постой!» – а она все бежит, не оглядывается. И так быстро она бежала, что не заметила как обронила по дороге сандалию. Едва только переступила порог дома, тут же сняла с себя платье, положила его в корзину и схоронила корзину в ямке, как велели ей птички.
А султанский сын подобрал сандалию Золушки и поместил в золотую клетку. Спрашивает его султан:
– На что тебе сдалась эта сандалия?
А юноша ему отвечает:
– Помоги мне, отец, отыскать ту, которая ее обронила.
Велел тогда султан своим стражникам обыскать каждый дом в столице и найти ту, которой эта сандалия пришлась бы впору. Обошли стражники все дома, но так и не нашли никого, кому подошла бы сандалия. Осталось им осмотреть лишь дом рыбака. Схватила тогда мачеха Золушку и кричит:
– Убирайся отсюда, грязная девчонка, чтоб духу твоего здесь не было!
Запру-ка я тебя в кладовке, а то как бы не испугались стражники твоего безобразного вида!
И заперла она Золушку.
Вышла мачеха навстречу стражникам и вывела дочерей своих. Но как ни старались те натянуть сандалию, не подошла она им. А в это время к Золушке опять прилетели птички. Рассказала им Золушка про свою беду:
– Так уж быстро я бежала из дворца, что обронила на бегу сандалию.
Говорят, ищет теперь султан, кому моя сандалия подойдет. А злая мачеха заперла меня в кладовке.
Вылетели тогда птички наружу, сели возле двери и давай петь:
Кут-кут-кут! Золушка в кладовке!
Кут-кут-кут! Золушка в кладовке!
Услышали их стражи, открыли дверь в кладовку и нашли Золушку.
– Выходи! – говорят ей стражники.
Золушка и так отказывалась, и этак – очень уж испугалась стражников.
Наконец вышла она из кладовки и надела сандалию. Пришлась она ей как раз впору. Мачеха от ярости прямо на месте и околела.
– Собирайся, – говорят Золушке стражники. – Пойдешь с нами!
– Пойду, только позвольте мне переодеть платье, – попросила Золушка.
Выкопала она корзину, достала из корзины платье, надела его и вернулась к стражникам. Вскоре сыграли они с сыном султана свадьбу, и стала
Золушка править той страной.

3. Сын Ди-эгеледа

Аудиозапись:
https://drive.google.com/file/d/1ZWsQtUskgdnHIR7nGRs_zttZihvClf-5/view?usp=sharing

Публикация: [11, № 1].

Давно это было, ох как давно!
На самом верху плоскогорья Хагьер жил один мужчина. Ничего у него не было – ни коз, ни овец, ни денег. Только крыша над головой да стадо коров3.
Питался он молоком, пахтой и телятиной, а из одежды носил лишь коровью шкуру. Износится шкура – не беда, тут же сменит на новую. Так и прозвали его – Ди-эгелед, что значит «В-Шкуру-Одет». Не было у Ди-эгеледа ни жены, ни детей, ни дядьев, ни сестер, ни старших братьев, ни младших – никого у него не было. А главное – не было у него наследника.
В один из дней пас Ди-эгелед коров по своему обыкновению. Вдруг откуда ни возьмись подходит к нему незнакомка и говорит:
– Возьми меня, Ди-эгелед, в жены!
Тот ей отвечает:
– Отчего бы не взять? Нет у меня жены, все холостым хожу.
– Решено, – говорит ему женщина. – Сегодня же справим свадьбу. Проведем эту ночь вместе, а прочее оставим на утро.
Взял ее Ди-эгелед в жены и провел с ней ночь. Той же ночью понесла она мальчика.
Наутро, как позавтракали Ди-эгелед с женой, стала женщина в обратный путь собираться. Говорит она мужу:
– Понесла я от тебя и скоро рожу тебе мальчика.
– Слава богу! – воскликнул Ди-эгелед. – Ты уж только не уходи от меня.
– Нет, Ди-эгелед, должна я уйти. Но знай – ты еще обо мне услышишь.
Так и ушла она восвояси. А была та женщина волшебницей.
Прошло девять месяцев, родила она мальчика. Все детство провел мальчик с матерью. Выкормила она его, вырастила. Когда же подрос он и стал юношей, вот что сказала ему мать:
– Отправляйся, сынок, к отцу. Отец твой – пастух, что пасет одних лишь коров. Имя его – Ди-эгелед. Ступай к нему и скажи, что ты его сын.
Если не признает он тебя и скажет, будто нет у него сына, напомни ему обо мне. Так и скажи: «Помнишь ли женщину, которая пришла к тебе однажды и напросилась взять ее в жены? Ты согласился, и она провела с тобой ночь. Наутро ушла она от тебя, но перед уходом рассказала, что родит тебе мальчика».
Покинул юноша родной дом и отправился к Ди-эгеледу. Явился к нему и говорил с ним, как научила его мать.
– Так ли оно было, отец? – спрашивает юноша, закончив рассказ.
– Да, вспоминаю, – отвечает отец. – Так все и было. Благослови тебя Бог!
Вправду ведь, ты мой сын!
– Конечно, твой! – воскликнул юноша. – Ведь так мне сказала моя мать.
– Оставайся со мной, сынок, – говорит ему старик.
Зажили отец с сыном вдвоем, стали вместе коров пасти. И питались они одним только молоком, пахтой да телятиной.
Как-то раз вел юноша коров по узкой тропе между двумя обрывами.
На беду боднула одна корова другую, да так, что та оступилась и шагнула за край обрыва. Так бы и упала корова в пропасть, если бы не юноша – поймал он корову за кончик хвоста и вытянул ее обратно на тропу.
А неподалеку купались в заводи три девушки – дочь судьи, дочь султана и дочь шейха. Увидали они, как юноша спас корову. Заохали дочь судьи и дочь шейха:
– Как же силен этот юноша! Вот бы выйти за него замуж!
А дочь султана возмутилась:
– О чем это вы! Это же сын Ди-эгеледа! Как можно такого любить?
– А как не любить такого силача, который голыми руками вытянул корову из пропасти? – в недоумении спрашивали ее девушки.
– Запросто – не любить, и все тут! – отрезала дочь султана.
Услышал ее юноша и подумал: «Это мы еще посмотрим!».
К вечеру вернулся он к отцу и говорит:
– Ступай, отец, к султану и посватай за меня его дочь.
– Сынок! – отвечает отец. – Казнят меня за это!
– Не казнят! – возражает юноша.
– Ох, сынок, казнят! Казнят меня! – причитает отец.
– Не казнят! – настаивает сын. – Соглашайся на любой выкуп, какой ни попросят. Глядишь, и не казнят.
Делать нечего – согласился старик, пошел к султану. Идет, слезы льет.
Страшно ему, боится, что не сносить ему головы.
Долго ли коротко, добрался Ди-эгелед до султанского дворца. Посадил его султан возле себя, приказал подать кофе да финики. Сидит старик, кофе пьет да финиками заедает. Как поел немного, говорит:
– Ваше Величество! Позвольте вам одну просьбу на ухо нашептать.
Отошли они вдвоем в укромное место. Там и признался старик султану, что пришел он просить руки его дочери для своего сына.
– Тебе, Ди-эгеледу, султанскую дочь отдать? – в ярости закричал султан. –
Да как ты смеешь, пес шелудивый!
Тотчас же позвал султан стражников и приказал:
– Казнить Ди-эгеледа!
Зарыдал несчастный старик. А придворные говорят султану:
– Полно, ваше Величество! За что у старика жизнь отнимать?
– Такова моя воля! – отрезал султан. – Казнить Ди-эгеледа – и все тут!
– Ну хоть поведайте, ваше Величество, за что велите его казнить, – не унимаются придворные. – Может, сумеем и без казни обойтись?
– Старикашка насмехаться надо мной решил – просит выдать султанскую дочь за своего сына!
– Это запросто, – говорят придворные.
– Запросто?! – вскричал султан. – Дочь мою за безродного выдать – запросто?
– Запросто! Назначь ему выкуп, да побольше. А откажется – голову с плеч.
Обрадовался султан и говорит старику:
– Забирай, Ди-эгелед, мою дочь. Но сначала отдай мне за нее выкуп – сорок черных верблюдиц без единого пятнышка, а на каждой верблюдице чтобы был чепрак и уздечка с поводьями, все из чистого шелка. Да смотри, чтобы к утру верблюдицы были уже у меня!
Согласился Ди-эгелед на выкуп, как учил его сын. Воротился домой и говорит сыну:
– Исполнил я твою просьбу. Хотел султан казнить меня. Если б не придворные, не жить бы мне уже. Назначил он выкуп за дочь: сорок верблюдиц – черных, без единого пятнышка, на каждой верблюдице чепрак и уздечка с поводьями, да все из чистого шелка.
– Не горюй, отец! – отвечает ему юноша. – Попытка не пытка.
– Ох, не к добру явился ты тогда ко мне! Не иначе как чтобы со свету меня сжить! – причитает старик.
– Вот увидишь, отец, все устроится, – успокаивает сын.
Той ночью не сомкнул старик глаз – все сидел у огня, ворошил палкой угли да горько плакал.
Не спал и юноша. Задумал он отправиться к матери да к братьям ее.
Явился к ним и говорит:
– Решил я жениться на дочери султана, да вот беда – просит султан за нее выкуп в сорок верблюдиц.
Отвечают ему мать и дядья:
– Не беда! Дадим мы тебе верблюдиц.
Дали они ему сорок черных верблюдиц, на каждой верблюдице чепрак и уздечка с поводьями, все из чистого шелка.
Воротился сын Ди-эгеледа домой с верблюдицами. Поставил их у дверей отцовского дома, а сам прошел в дом и говорит старику:
– Утро на дворе, отец! Вставай!
– Боже мой, уже утро! – простонал отец. – Вот и смерть моя пришла!
– Вставай, отец, выходи из дому! – говорит ему сын. – Узнаешь, что тебе
Бог послал в этот славный день!
А старик не унимается:
– Нет, – говорит, – кончена моя жизнь!
Уговорил наконец его сын, вышел старик из дому. Только переступил порог, видит – стоят возле дома сорок верблюдиц, жвачку жуют.
– Боже мой, сынок! – вскричал старик. – Где ты достал этих верблюдиц?
– У Бога всего много, – отвечает ему сын. – Бери верблюдиц и веди их к его Величеству во дворец. Так скажи ему: «Вот тебе выкуп за дочь». Спросит тебя султан, как их пасти, а ты отвечай: «С утра покажи им, где загон, а потом отпусти одних пастись. Вечером они сами в загон вернутся».
– Как же они пойдут за мной? – спрашивает отец.
– Возьми одну верблюдицу за уздечку, – говорит ему сын, – и ступай с нею впереди. Остальные пойдут следом.
Взял старик верблюдицу за уздечку и пошел с нею впереди, а остальные пошли за ними.
Привел Ди-эгелед верблюдиц ко дворцу, поставил у входа, а сам пошел к султану. Увидали его придворные и давай улюлюкать:
– Идет! Идет! К нам покойничек идет!
Не понравилось Ди-эгеледу такое внимание.
– Ваше Величество, – говорит старик султану, – сделайте милость, выйдите во двор. Привел я сорок верблюдиц, как и просили.
Вышел султан и видит – стоят сорок верблюдиц, все черные, без единого пятнышка, на каждой чепрак и уздечка с поводьями, да всё из чистого шелка.
Спрашивает султан Ди-эгеледа:
– Как их пасти?
– С утра покажи им загон и отпусти одних пастись, – отвечает Ди-эгелед. – Вечером они сами в загон вернутся.
– Вот так чудо, – изумился султан.
Велел он придворным распрячь верблюдиц. Сняли с верблюдиц упряжь, всю из чистого шелка, и отнесли во дворец. Показали верблюдицам, как входить в загон, да и отпустили одних пастись.
Сдержал султан обещание и отдал за сына Ди-эгеледа свою дочь – ту самую, что не хотела быть его женой. Едва только узнала девушка, что сосватал ее отец за сына Ди-эгеледа, зарыдала горькими слезами, да так, что все глаза себе выплакала.
Сыграли для жениха и невесты свадьбу. Как подошел к концу свадебный пир, говорят сыну Ди-эгеледа:
– Ступай теперь к жене и проведи с ней ночь.
Пришел сын Ди-эгеледа к жене. Постучался, а та не отворяет и кричит:
– Поди прочь! Не мил ты мне, сын Ди-эгеледа! Никому ты не мил!
– Так ведь и ты мне не мила, – отвечал ей сын Ди-эгеледа, – и быть с тобой я не желаю. Дай мне только ночь переждать до рассвета, страшно мне по темному уходить.
Впустила его дочь султана:
– Спи, но не смей ко мне притрагиваться!
Только снял он с себя одежду и потушил лампу, как озарилась вся комната волшебным светом. Поглядела дочь султана на мужа, и так уж полюбился он ей! Подбежала она к мужу и говорит:
– Проведи со мной эту ночь!
– И не подумаю, – отвечает ей сын Ди-эгеледа.
– Прошу тебя, проведи со мной ночь! – умоляет дочь султана.
А он ей в ответ:
– Не желаю, и всё тут!
Так и прошла вся ночь. Как ни упрашивала дочь султана, не согласился юноша. Проплакала девушка до зари, а поутру кончилось у сына Ди-эгеледа терпение и развелся он со своею женой. Еще горше стала тогда плакать дочь султана.
А тем же утром случилась в королевстве беда – пришли в гавань вражеские корабли. Увидали придворные огни на море и испугались, что одолеет враг султанское войско. Пошел тогда сын Ди-эгеледа на берег и в одиночку перебил всех врагов. А как собрался домой возвращаться, оставил на берегу надпись:
Сын Ди-эгеледа одолел неприятеля и отдает все вражеское добро его Величеству султану, своему тестю.
После этого вернулся сын Ди-эгеледа домой к отцу.
Наутро собирает султан придворных и говорит им:
– Ступайте к берегу и проверьте, что это за враг прибыл к нашим берегам.
Отправились придворные к берегу. Тихо-тихо идут, боятся, что заметит их враг. Кое-как добрались до берега и видят – никого из врагов в живых не осталось, все мертвые лежат. Увидали и надпись, что оставил сын Ди-эгеледа, и прочитали, что там написано (были среди них такие, кто умел читать).
Узнали они из надписи, что всех врагов одолел сын Ди-эгеледа, и что вражеское добро определил он султану. Собрали они все добро с кораблей и отправили во дворец.
А султан тем временем пришел к дочери и спрашивает:
– Где твой муж?
Заплакала дочь:
– Развелся он со мной еще прошлой ночью!
– Развелся?! – вскричал султан.
– Развелся, – рыдает дочь.
– Не беда, – отвечает ей султан.
– Как же, отец, беда! – не унимается девушка. – Хочу снова быть его женой! Как же хорош он, сын Ди-эгеледа!
– Так ведь он сам от тебя отказался! – кричит султан. – Что же я теперь сделаю?
День за днем рыдала девушка и упрашивала отца снова выдать ее за сына Ди-эгеледа.
Как-то раз, когда прошло положенное после развода время, посватался к дочери султана некий юноша. Согласился султан выдать за него свою дочь.
Узнала девушка об этом и зарыдала:
– Не хочу я за него замуж!
Но старик был непреклонен. Выдали ее за того юношу. Как подошел к концу свадебный пир, пришел к дочери султана ее новый муж. Схватила она тогда саблю и закричала:
– Только подойди ко мне – полетит твоя голова с плеч!
– Будь по-твоему, – говорит ей юноша. – Дай мне только ночь переждать до рассвета. Я посплю тут, возле двери, и тебя не трону.
– Спи, – говорит дочь султана, – только ко мне не смей прикасаться!
Так и лежат они по разным углам. Вдруг слышат – мышь скребется: сэксэк-сэк-сэк-сэк, сэк-сэк-сэк-сэк-сэк-сэк. Подбежала мышь к двери, где спал юноша. Вынул он саблю из ножен и отрубил мыши голову.
– Неужели я не мил тебе? – говорит он жене. – Гляди, пришла мышь, и я убил ее!
Отвечает ему девушка:
– Тоже мне герой, мышонка одолел! Муж мой, сын Ди-эгеледа, один справился с целым войском! Кто ты против моего мужа, такого сильного и прекрасного?
Подбежала девушка к двери, схватила мужа за шиворот и прошипела:
– Если сейчас же не дашь мне развода, голову тебе отрежу!
Испугался юноша и дал ей развод. Пришла тогда девушка к отцу и говорит:
– Выдавай меня снова за сына Ди-эгеледа.
Как прошло положенное после развода время, тут же отправился султан к Ди-эгеледу сватать дочь.
А сын Ди-эгеледа решил отомстить жене за обиду. Ушел он из дома и наказал отцу:
– Придет к тебе султан, зарежешь для него корову. Спросит султан обо мне, скажешь, что вернусь завтра.
Пришел султан к Ди-эгеледу, и зарезал для него Ди-эгелед корову, как учил его сын. Говорит ему султан:
– Дочь моя просит своего мужа назад.
– Ваше Величество! – отвечает Ди-эгелед. – Сына моего нет дома, вернется лишь завтра к полудню.
Взял султан корову, что зарезал для него Ди-эгелед, погрузил на верблюда и двинулся во дворец. Вернулся он к дочери и передал ей корову Ди-эгеледа.
– Не нужно мне мясо! – бранится дочь, – Привез бы лучше моего мужа!
Делать нечего, поутру снарядился султан в путь. Пришел он к Ди-эгеледу
и застал его сына дома. Говорит ему султан:
– Дочь моя места себе не находит, все плачет по тебе. Просит вернуть тебя к ней, совсем доконала старого отца. Прошу тебя, возьми ее снова в жены!
– Ваше Величество! – отвечает ему юноша. – Назначайте выкуп. Возьму я вашу дочь в жены.
Вернулись сын Ди-эгеледа с султаном во дворец, и женился юноша снова на дочери султана.
Как подошел к концу свадебный пир, пришел сын Ди-эгеледа к дочери султана. Встретила она мужа и говорит ему:
– Ох, сын Ди-эгеледа! Не мил мне был белый свет с тех пор, как ты оставил меня. Какое счастье, что ты наконец вернулся!
– Не ты ли говорила, что не хочешь быть со мной? – возразил ей юноша.
– Бог знает, зачем я так говорила, – смутилась дочь султана. – Главное, что думала я совсем иначе.
Зажили вместе сын Ди-эгеледа и султанская дочь. А когда состарился султан, передал он сыну Ди-эгеледа все свои владения и всю власть.
Вот вам и сказки конец.

4. Верный товарищ

Аудиозапись:
https://drive.google.com/file/d/1gTqdyHHrbn81qv0qHqC1Mk3zeden90oJ/view?usp=sharing

Публикация: [10, № 22]. Основной мотив сказки («Верный слуга») подробно обсуждается в: [3, p. 207–208]. Довольно близкую по сюжету махрийскую сказку мы находим в: [14, S. 50–54].

Рис. 2. Вади Даархо. Фото Кевина Мак-Нира
Fig. 2. Wadi Daarho. Photo by Kevin McNeer

Давным-давно жил на свете юноша по имени Мухаммад. Был он сыном султана. Никак не мог Мухаммад найти себе друга. Каждую пятницу выбирал он из горожан одного юношу и звал к себе во дворец отобедать. Приведет Мухаммад юношу во дворец, принесет ему тарелку с обедом и оставит одного на часок-другой. А как вернется, всякий раз одно и то же видит: стоит еда нетронутой. «Не нужен мне такой товарищ», – говорит тогда Мухаммад про себя.
Долго искал Мухаммад друга, да все никак не мог найти.
Как-то раз пригласил он к себе юношу по имени Салех. Привел его Мухаммад во дворец, принес ему обед, а сам ушел. Не хотел Салех обедать в одиночестве, все ждал, когда же вернется Мухаммад. Но время шло, а Мухаммад не возвращался. Решил тогда Салех: «Съем-ка я все сам».
Вернулся сын султана и видит – блюдо пустое стоит! Подумал он тогда:
«Наконец нашел я себе друга!».
Стали Мухаммад и Салех лучшими друзьями.
Как-то раз взял Мухаммад ружье и пошел вместе с Салехом в горы поохотиться на диких коз. Идут они среди скал, а под ними море расстилается.
Вдруг видят – корабль по морю плывет, а на корабле девушка. Заметила она двух друзей. Приглянулся ей Мухаммад, сын султана, и подала она ему знак: подняла палец к глазам, а затем опустила вниз. Скрылся из виду корабль, а с ним и девушка.
Говорит тогда Мухаммад:
– Женюсь я на ней!
Стали Мухаммад с Салехом искать, откуда эта девушка и как ее зовут.
– Разгадать бы нам ее знак! – говорит Мухаммад.
Долго думали друзья, да так и не нашли разгадки. Наконец, пришли они к одной старухе. А старуха и говорит:
– Знак ее истолковать не мудрено: имя этой девушки Эйна, а пришла она из земли Сейна.
Отправились друзья на поиски девушки. Долго ли коротко, добрались они до земли Сейна и нашли в ней Эйну. Оказалась Эйна дочерью султана.
А в земле Сейна был такой закон: всякого путника встречают там как дорогого гостя и в его честь устраивают пир. Длится этот пир три дня. А на четвертый день выходит к путникам султан и спрашивает их: «Откуда путь держите и зачем пришли?».
Узнала Эйна, что прибыли в ее страну юноши. Ровно в полночь оставила она свои покои и пришла к путникам. Вошла за порог и видит – спит Мухаммад, а Салех не спит. Стали они вдвоем будить Мухаммада, да только ничего не вышло. Говорит она тогда Салеху:
– Приду я к вам следующей ночью в этот же час. Скажи Мухаммаду, чтобы не спал!
Пришла она следующей ночью в тот же час. Вошла за порог и снова видит – спит Мухаммад, а Салех не спит. Опять принялись они вдвоем будить Мухаммада, да только ничего не вышло. Говорит она тогда Салеху:
– Приду я к вам следующей ночью в этот же самый час. Скажи Мухаммаду, чтобы не спал, потому что поутру придет к вам султан.
Наутро передал Салех другу ее слова. Говорит тогда Мухаммад:
– Если я снова буду спать, возьми веревку, обвяжи мой палец и дерни что есть мочи.
Пришла Эйна следующей ночью в тот же самый час и опять видит – спит Мухаммад, а Салех не спит. Взял тогда Салех веревку, обвязал ее вокруг пальца Мухаммада и дернул что было мочи, так что палец хрустнул. Проснулся наконец Мухаммад. Объяснила им дочь султана, какая из дверей во дворце ведет в ее покои. Потом ушла обратно во дворец, а друзья легли спать.
Наутро приходит к ним султан и спрашивает:
– Откуда путь держите и зачем пришли?
Отвечают ему юноши:
– Мы из такой-то страны, а пришли мы за Эйной.
– Раз так, – говорит им султан, – пройдите мое испытание: один из вас должен отправиться с моей дочерью в ее покои и отыскать там дверь, что ведет в самую дальнюю комнату.
А покои эти были выстроены из черепов несчастных юношей, которые не справились с испытанием. Много в них было дверей. Откроешь не ту, пойдешь не туда – отрубят тебе голову.
Cтали друзья спорить, кому из них проходить испытание. Мухаммад говорит: «Я пойду», а Салех не уступает: «Невозможно тебе идти. Я пойду». Крепко стоял Салех на своем, и уступил ему Мухаммад. Вот спрашивает их султан:
– Кто из вас пойдет за моей дочерью?
– Я пойду, – ответил Салех.
Пошел Салех вслед за Эйной и сумел добраться до самой дальней комнаты. Взял Салех Эйну за руку и вывел ее наружу, к султану. Обрадовались придворные, стали хлопать в ладоши и кричать:
– Нашелся муж для Эйны!
Спрашивает султан двух друзей:
– Который из вас будет ей мужем?
– Мухаммад, – отвечает Салех.
– Что ты! – кричит Мухаммад. – Это ведь ты прошел испытание! Это ты вошел в самую дальнюю комнату! Ты и должен стать ей мужем.
– Нехорошо простаку на дочери султана жениться, – отвечает ему Салех.
И стала Эйна женой Мухаммада.
Устроил султан для жениха с невестой свадебный пир. Наутро говорит Мухаммад султану:
– Пришла пора нам троим отправляться в мою страну.
Снарядил их султан в дорогу и дал им коня.
Отправились Мухаммад, Эйна и Салех в страну, где правил отец Мухаммада. По пути почувствовали они усталость и решили отдохнуть в тени деревьев. Расположились Мухаммад с женой под одним деревом и уснули, а Салех под другим деревом лег, но спать не стал.
Прилетели к нему откуда ни возьмись три птички и сели на ветку. Говорит первая птичка:
– Змея ползет, на щеку плюет.
Говорит другая:
– Яд не сотрешь – Эйна умрет.
А третья говорит:
– Если Салех проболтается – камнем навсегда останется.
И улетели птички, словно и не было их.
Видит Салех – подползла к Эйне змея и плюнула ей на щеку. Подбежал он к Эйне и вытер яд с ее щеки. В тот же миг проснулись Мухаммад с женой. Увидал Мухаммад друга рядом с женою своей и давай ругать его на чем свет стоит:
– Как посмел ты целовать мою жену?!
Чуть не бросился на Салеха с кулаками, с трудом Эйна его удержала.
Двинулись они снова в путь. Встретилось им в пути место для отдыха.
Легли Мухаммад с женой и заснули, а Салех не спал.
Снова откуда ни возьмись прилетели три птички и сели на ветку. Говорит первая птичка:
– Молочник идет, молоко продает.
Говорит другая:
– Выпьет Мухаммад – тут же умрет.
А третья говорит:
– Если Салех проболтается – камнем навсегда останется.
И улетели птички, словно и не было их.
Наутро продолжили друзья свой путь. Захотелось Мухаммаду пить, да так, что не было уже сил терпеть. Вдруг видят – навстречу им молочник. Налил он молока в чашу и протянул Мухаммаду. Только взял Мухаммад чашу – тут же выбил ее Салех у него из рук. Разозлился тогда Мухаммад на Салеха еще крепче и давай ругать его на чем свет стоит. Насилу успокоила его Эйна.
Пошли они дальше.
Опять пришло время расположиться на стоянку. Легли Мухаммад с женой под одним деревом и уснули, а Салех под другим деревом лег, но спать не стал. И опять прилетели откуда ни возьмись три птички и сели на ветку.
Говорит первая птичка:
– Мухаммад идет, жезл золотой найдет.
Говорит другая:
– Ударит коня им – конь тут же умрет.
А третья говорит:
– Если Салех проболтается – камнем навсегда останется.
И улетели птички, словно и не было их.
Наутро продолжили друзья свой путь. Вдруг видят – лежит на дороге золотой жезл. Подобрал Мухаммад жезл и продолжили они путь. Долго они шли и наконец увидели вдалеке знакомые края. Захотел Мухаммад поскорее оказаться на родной земле. Взял он в руки золотой жезл, чтобы погнать коня.
Едва замахнулся Мухаммад, ударил Салех по жезлу рукой, да так, что тот переломился. Ох как сильно разозлился Мухаммад на Салеха! Но обиду свою решил затаить.
Вернулись друзья в родную землю и пошли каждый своей дорогой – Салех в хижину к отцу с матерью, а Мухаммад с Эйной во дворец к султану. Стал
Мухаммад рассказывать отцу, сколько бед принес ему Салех. Выслушал султан сына и говорит стражникам:
– Приведите ко мне Салеха.
Привели Салеха к султану, и объявил он, что велит казнить юношу.
– Будь по-твоему, – отвечает ему Салех. – Только прикажи собрать горожан и казнить меня не тайно, а перед всем народом.
Повелел султан собрать народ на площади перед дворцом. Вышел Салех на площадь и рассказал перед всеми, что приключилось с ними в пути.
Не успел юноша закончить свой рассказ, как тут же обратился в камень. Стали горожане оплакивать Салеха, а горше всех плакали его мать с отцом.
Разошлись люди, опустела площадь. Одна только Эйна осталась. Смотрит на дорогого друга, не знает, что ей делать. Думала, думала и в конце концов приказала стражникам забрать Салеха к себе в покои.
Шло время. Родила Эйна мальчика. Быстро рос мальчик, стал сильным и крепким, вот уже и ходить научился.
Сидела однажды Эйна в своих покоях. Вдруг откуда ни возьмись прилетели к ней три птички. Говорят ей птички:
– Зарежет сына мать, на камень кровь прольет, и Салех оживет.
И улетели птички, словно и не было их.
Выбрала Эйна время, когда не было Мухаммада во дворце, схватила сына и зарезала его. Пролила его кровь на камень, и тут же ожил Салех. Все в королевстве зарыдали от счастья. Увидел Мухаммад, что Самех ожил, и тоже зарыдал.
– Прости меня, друг мой, – говорит Мухаммад Салеху.
Простил его Салех, и снова стали они лучшими друзьями.

5. Сенкор и Мемеро

Публикация: [12, № 28].

Давным-давно это случилось.
В одной деревне жили девушка и юноша. Звали девушку Мемеро, а юношу Сенкор. Полюбили они друг друга и захотели пожениться. Но родители Мемеро cильно любили свою дочь и ни за что не хотели ее замуж выдавать.
Задумали тогда Мемеро и Сенкор погубить родителей девушки, чтобы ничто не мешало им пожениться. А заодно и родителей Сенкора решили на тот свет отправить.
Подошел Сенкор к родному дому и давай со всей силы стены толкать.
Покосились стены и рухнули прямо на родителей. Так и умерли старики.
А Мемеро приходит к отцу с матерью и спрашивает:
– Кто пойдет со мной пасти овец?
– Братец твой пойдет с тобой, – отвечает ей отец.
Пошли Мемеро с братом пасти овец. Тут и говорит ему Мемеро:
– Я буду пасти здесь, у ущелья, а ты начинай вон оттуда. Пойдем друг другу навстречу и соберем все стадо в Хугеме.
Как собрали они все стадо, говорит Мемеро брату:
– Теперь давай поиграем!
Стали они играть, друг за другом бегать. Бежит братец по краю обрыва, а Мемеро возьми – да и столкни его вниз. Упал брат в пропасть и разбился о камни.
Пригнала Мемеро к вечеру овец домой. Спрашивает ее отец:
– А где твой братец?
Отвечает ему Мемеро:
– Увидал он, как дядья наши за дикими козами гонятся, и побежал за ними. Там он и остался с ними вместе, в горах.
На другой день снова спрашивает Мемеро:
– Кто пойдет со мной пасти овец?
– Сестрица твоя пойдет с тобой, – отвечает ей отец.
Пошли Мемеро с сестрой пасти овец. Собрали они стадо в Хугеме, и столкнула Мемеро сестрицу в пропасть, как столкнула прежде брата. Упала девочка на один из уступов в ущелье, да там и осталась. Стала жить в пещере, ящерками да насекомыми питаться.
На другой день опять спрашивает Мемеро:
– Кто пойдет со мной пасти овец?
– Я пойду с тобой, – отвечает ей отец.
Пошли Мемеро с отцом пасти овец. Идут они, видят – тамариндовое дерево растет. Говорит Мемеро отцу:
– Сорви-ка мне, отец, тамаринд!
Полез отец на дерево. Лезет старик, а Мемеро под деревом стоит да приговаривает:
– Вот бы переломилась под ним ветка!
Переломилась под отцом ветка, упал старик с тамариндового дерева и умер. Вернулась Мемеро домой, а мать ее спрашивает:
– Где твой отец?
– Ушел он братца с сестрицей искать, – отвечает Мемеро. – Кто же теперь пойдет пасти со мной овец?
– Я пойду, – отвечает ей мать.
А мать ее была беременна. Вот отправились Мемеро с матерью пасти овец. На середине пути устроили они привал. Говорит Мемеро матери:
– Дай-ка поищу у тебя вшей!
Положила ей мать голову на колени, и принялась Мемеро искать у нее вшей. Как увидела девушка, что уснула мать, вспорола ей живот и вынула оттуда двойню, девочку и мальчика. Взяла она девочку и сбросила на дно ущелья. Потом взяла мальчика и сбросила за ней.
А сестра ее – та, что осталась жить в пещере, – успела поймать мальчика.
Вырастила она его и выкормила, чем сама питалась – ящерками и насекомыми, да еще заусеницами со своих же пальцев.
Как подрос мальчик, вылезли они с сестрицей из ущелья и пошли искать пропитание. Отвернулась раз сестрица, глядит – а брата и нет, украли его злые люди.
Вернулась она тогда домой, к Мемеро. Стала бедная сестра пасти у Мемеро овец и коров. Много так времени прошло.
Как-то раз говорит Мемеро сестре:
– Ступай с овцами на водопой. Да смотри, не пускай никого к воде вперед моих овец, а не то убью!
Пришла сестра на водопой, видит – стоит у воды юноша, хочет своих коров и верблюдиц напоить. Узнала она в этом юноше своего братца. Говорит она ему:
– Позволь моим овцам первыми попить! Иначе убьет меня сестра.
Не послушал ее юноша, напоил первыми своих коров и верблюдиц. Увидала это Мемеро, побежала к сестре, кулаками размахивает, хочет наброситься на нее. Заслонил ее юноша и говорит Мемеро:
– Ступай, откуда пришла!
Воротилась Мемеро домой. А сестра говорит юноше:
– Так уж ты похож на моего братца!
– Как же узнать, не твой ли я братец? – спрашивает юноша.
– Был у моего братца шрам на голове. Искала я у него как-то раз вшей, вот и заприметила.
А появился этот шрам вот как: когда сбросила Мемеро мальчика в ущелье, ушибся он головой о скалу, прежде чем поймала его сестрица.
Признал тогда юноша сестрицу, обрадовался ей и говорит:
– Пойдем с тобой в родной дом.
Вот пришли они домой к Мемеро. Говорит юноша сестрам:
– Я пойду зарежу бычка, а вы возьмите бурдюки и принесите воды из колодца. Которая из вас с пустыми руками вернется, ту я убью.
Не заметила Мемеро, как проткнул юноша ее бурдюк.
Пошли Мемеро с сестрой за водой. Хочет Мемеро наполнить бурдюк, да не держится в нем ни капли – бурдюк-то дырявый. А бедная сестра ее набрала полный бурдюк и ушла домой. Кричит ей вслед Мемеро:
Подожди меня, горемычная!
Подожди меня, горемычная!
Подожди меня, горемычная!
Отвечает ей сестра:
– Думаешь, я забыла, что ты со мной сделала?
А юноша в это время зарезал бычка, а вместе с бычком и Сенкора. Выбросил он Сенкора за изгородь, а бычка сварил. Тут и Мемеро с сестрой воротились. Пришла Мемеро с пустыми руками, а сестрица принесла полный бурдюк. Протянул тогда юноша сестрам бычью печень:
– Ешьте!
Жует Мемеро печень да приговаривает:
Уж как любит Сенкор печень!
Уж как любит Сенкор печень!
Уж как любит Сенкор печень!
Поели сестры и говорит им юноша:
– Пойдите за изгородь да поглядите, что там. Которая из вас ахнет, ту я и убью.
Увидала Мемеро, что за изгородью мертвый Сенкор лежит, и ахнула. Взял юноша меч и убил ее.
Зажили тогда брат с сестрой вместе. Стали они скот пасти – и свой, и тот, что остался им от Сенкора с Мемеро. Вот и сказке конец.

6. Как храбрый юноша пальмовую рощу расчищал

Публикация: [12, № 16].

Жила в стародавние времена старуха, и была у нее дочь-красавица. Любила старуха свою дочь, да так сильно, что не хотела ее замуж выдавать. И вот что придумала: выдаст она дочь только за того, кто пройдет испытание.
Пришел как-то раз к старухе юноша и говорит:
– Хочу твою дочь в жены взять!
Отвечает ему старуха:
– Пройдешь испытание – отдам тебе дочь. Вот тебе три верблюдицы. Выпасешь их в таком-то месте, а на закате вернешь в загон.
Да только умолчала старуха, что в месте том нечестные люди живут, путников обманывают да обкрадывают.
Взял юноша верблюдиц и ушел, куда сказала ему старуха. Пришел он в то место, видит – навстречу ему женщина с ребенком идет. Говорит ему женщина:
– Воротился, подлец! Обрюхатил бедную девушку и сбежал! Отдавай мне одну верблюдицу – будет хоть чем твоего ребенка прокормить.
– Что за вздор! – говорит ей юноша. – Не был я с тобою, и ребенок этот не мой!
– Твой, чей же еще! – не унимается женщина. – Никуда ты не пойдешь, пока не отдашь мне верблюдицу. А не хочешь – так я всем в округе расскажу, какой ты мерзавец!
Делать нечего, отдал ей юноша одну верблюдицу. Забрала ее лживая женщина, не постыдилась.
Пошел юноша с двумя верблюдицами дальше, вдруг видит – навстречу ему кривой старик идет. Говорит ему старик:
– Вот бесстыдник! Вышиб старому глаз – и хоть бы что! Мне теперь на хлеб зарабатывать нечем. Хожу на ощупь, от одного дерева к другому, точно слепая коза. Отдай мне хотя бы одну верблюдицу, чтобы я с голоду не помер.
Отвечает ему юноша:
– Ты, верно, перепутал меня с кем-то. Не я тебе глаз вышиб.
– Как же не ты! Ты, кто же еще! – не унимается лживый старик.
И так уж утомил он юношу своими причитаниями, что отдал тот ему вторую верблюдицу.
Пошел юноша с последней верблюдицей дальше. Вдруг видит – навстречу ему человек идет, по виду мясник. Говорит мясник юноше:
– Продай-ка мне верблюжью уздечку!
– Отчего ж не продать, – отвечает юноша.
– Сколько просишь? – спрашивает его мясник.
– Столько-то, – отвечает юноша.
Расплатился с ним мясник, взялся за уздечку, да и повел за собой верблюдицу.
– Ты что делаешь? – кричит ему юноша.
– Свою верблюдицу домой веду, – отвечает мясник.
– Ты ведь у меня одну только уздечку купил! – кричит юноша.
– Ошибаешься, – возразил мясник. – Верблюдица к уздечке в придачу идет.
Делать нечего – отдал ему юноша и уздечку, и верблюдицу. Пошел мясник восвояси, а юноша, не будь дурак, за ним идет, не отстает. Пришли они в мясную лавку. Говорит юноша мяснику:
– Продай мне голову!
– Отчего ж не продать, – отвечает мясник.
– Сколько просишь? – спрашивает его юноша.
– Столько-то, – отвечает мясник.
Расплатился с ним юноша. Только взял мясник деньги, схватил юноша нож и кричит:
– Теперь поди сюда, мясник, буду тебе голову резать!
– Так ведь ты верблюжью голову купил! – кричит мясник.
– Ошибаешься, – возражает юноша. – Не верблюжью голову я купил, а твою собственную. Поди сюда, отрежу тебе голову!
– Не губи! – умоляет мясник. – Отдам я тебе твою верблюдицу.
– Не нужна мне верблюдица, – отвечает ему юноша. – Отдавай мне свою голову!
Взмолился тогда мясник:
– Отдам я тебе твою верблюдицу и еще свою дам в придачу! Только не губи!
Сказано – сделано. Отдал он юноше его верблюдицу и свою еще дал в придачу. Взял юноша двух верблюдиц и пошел к кривому старику. Пришел и говорит:
– Отдавай мне, старик, здоровый глаз! Вышиб я тебе один глаз, вышибу и другой!
Испугался старик:
– Полно, сынок! Оставь старому последний глаз!
– Ну уж нет, – отвечает юноша. – Отдавай мне здоровый глаз!
– Неужто слепым старика оставишь? Проси у меня что захочешь, но глаз мой оставь мне! – не унимается старик.
– Утомил ты меня, – отвечает юноша. – Отдавай наконец свой глаз, вышибу я его тебе.
– Не тронь мой глаз! – умоляет старик. – Отдам я тебе твою верблюдицу.
– Не нужна мне верблюдица, – отвечает ему юноша. – Отдавай глаз!
Взмолился тогда старик:
– Отдам я тебе твою верблюдицу и свою собственную прибавлю! Не тронь только мой глаз!
Сказано – сделано. Отдал он юноше его верблюдицу и еще одну дал в придачу. Стало у юноши четыре верблюдицы. Взял он их и пошел к женщине с ребенком. Пришел к женщине и говорит:
– Давай сюда нашего ребенка. Будем его делить.
– Как же мы его разделим? – спрашивает женщина.
– Разрежу я его на две части – тебе одну и мне одну, – отвечает юноша.
– Ты, видно, с ума сошел? – вскричала женщина. – Забирай его целиком!
– Не нужен он мне целиком, я только половину возьму, – говорит ей юноша.
– Так ведь не твой это ребенок! – призналась наконец женщина.
– Говорю тебе: неси его сюда, разделим пополам – тебе половину и мне половину. Шевелись!
– Не губи малыша! – умоляет женщина. – Отдам я тебе твою верблюдицу.
– Не нужна мне верблюдица, – отвечает юноша. – Отдавай ребенка!
Взмолилась тогда женщина:
– Отдам я тебе твою верблюдицу, да еще свою прибавлю! Не тронь только моего ребенка!
Сказано – сделано. Отдала она юноше его верблюдицу и свою еще дала в придачу. Стало у юноши шесть верблюдиц.
Отдал он их старухе. Говорит старуха:
– Ну что ж, испытание ты прошел.
Согласилась старуха отдать ему дочь в жены, и обручился юноша со старухиной дочерью. Тут и говорит ему старуха:
– Пойдем в пальмовую рощу!
Пришли они в пальмовую рощу. Легла старуха на землю и говорит юноше:
– Приведи-ка мой лобок в порядок: отдели крепкие волоски от слабых.
Стал юноша причесывать старухины волосы, а старуха возьми да и обмочи его. Разозлился тогда юноша и бросил это дело. А старуха пошла к одному мудрецу, что жил в тех местах, и давай ему жаловаться:
– Наказала я зятю привести в порядок мою пальмовую рощу, отделить крепкие ростки от слабых. Не исполнил он мою просьбу, а теперь награды просит.
Позвал мудрец юношу и спрашивает:
– Так ли оно было?
– Так, – отвечает юноша. – Стал я отделять крепкие ростки от слабых, но тут пришел с гор поток и смыл всю мою работу.
– Так ли оно было? – спрашивает мудрец старуху.
– Так, – отвечает старуха.
– Отдавай тогда юноше, что ему причитается, – говорит ей мудрец.
Разозлилась старуха и придумала юноше новое задание:
– Войди в мою дочь десять раз за ночь.
На закате пришел юноша к жене и вошел в нее девять раз, а десятый раз не смог – утро наступило.
Наутро приходит старуха к дочери и спрашивает:
– Вошел ли в тебя твой муж десять раз?
– Только девять вошел, а десятый не смог, – отвечает ей молодая жена.
Пришла тогда старуха к мудрецу и давай ему жаловаться:
– Наказала я зятю выпасти десятерых козликов. Вечером вернулся зять, а козликов-то с ним только девять, потерял одного.
Позвал мудрец юношу и спрашивает:
– Так ли оно было?
– Так, – отвечает юноша. – Выпас я всех козликов и вернулся с ними в дом, да вот беда – один козлик прямо на пороге околел.
– Так ли оно было? – спрашивает мудрец старуху.
– Так, – отвечает старуха.
– Отдавай тогда юноше, что ему причитается, – говорит ей мудрец.
На следующее утро расстелила старуха над колодцем одеяло, чтобы сел на него зять и упал в колодец. Увидала ее дочь это дело, пришла к мужу и говорит:
– Не садись на одеяло, что постелила для тебя мать – под ним колодец.
Провалишься ты в него и умрешь.
Пришел юноша к старухе. Показывает ему старуха на одеяло:
– Располагайся, дорогой зять, с нами!
Схватил юноша старуху и посадил на одеяло. Провалилась старуха в колодец и померла. Взял тогда юноша жену свою и увез ее в далекие края.
Вот и сказке конец.

Заключение

В подобном контексте представляется очевидной необходимость создания общедоступной русской антологии сокотрийских волшебных сказок. Проект создания такой антологии был инициирован в 2021 г. одним из авторов настоящей статьи, российской арабисткой Екатериной Колосковой. В статье содержатся первые шесть образцов, подготовленных ею к публикации под руководством и при содействии В. В. Наумкина и Л. Е. Когана.

 

1. Как показано в упомянутой выше работе Ю. Е. Березкина и соавторов, «канонические» составляющие мотива, традиционно (и, разумеется, условно) обозначаемого как «Жена Потифара», включают четыре элемента: (а) «Разорванная одежда/разбитая посуда как лжесвидетельство об изнасиловании»; (b) «Месть отвергнутой»; (c) «Оскопленный вновь становится мужчиной» и (d) «Опозоренный доносчик». Лишь элементы (а) и (b) присутствуют в библейском и кораническом рассказах, в то время как сокотрийская сказка содержит все четыре элемента – точно так же, как египетская «Сказка о двух братьях» и целый ряд африканских параллелей.

2. Следуя традиции, сложившейся в западной арабистике и фольклористике, мы называем героиню сказки (и саму сказку) «Золушка» – ср. Aschenputtel у Мюллера, Сinderella у Джонстона и др. Буквальный перевод сокотрийского имени махазело –«Маленькая-Униженная». Не исключено, что для последующих версий нашего перевода удастся подобрать более удачный, оригинальный русский эквивалент (стоит, впрочем, иметь в виду, что мачеха неоднократно называет героиню «грязнулей»).

3. Сокотрийские горцы – обитатели труднодоступного района Сканд – славятся тем, что держат мало мелкого рогатого скота, но зато специализируются на выращивании коров. В этом отношении зачин сказки вполне соответствует реальности.

Список литературы

1. Наумкин В. В. Острова архипелага Сокотра (экспедиции 1974–2010 гг.). М.: Языки славянской культуры; 2012. 528 с.

2. Bulakh M., Kogan L. Soqotri. In: Huehnergard J., Na‘ama Pat-El (eds) The Semitic Languages. London: Routledge; 2019. P. 280–320.

3. Berezkin Yu., Cherkashin D., Kogan L., Naumkin V. Motifs of Soqotri Narratives: Towards a Comparative-Typological Analysis. Aula Orientalis. 2016;34:201–243.

4. Müller D. Die Mehri- und Soqotri-Sprache. Bd. I: Texte. Wien: Alfred Hölder; 1902. 241 S.

5. Müller D. Die Mehri- und Soqotri-Sprache. Bd. II: Soqotri-Texte. Wien: Alfred Hölder; 1905. 200 S.

6. Müller D. Die Mehri- und Soqotri-Sprache. Bd. III: Šhauri-Texte. Wien Alfred Hölder; 1907. 168 S.

7. Наумкин В. В., Порхомовский В. Я. Очерки по этнолингвистике Сокотры. М.: Наука; 1981. 126 с.

8. Наумкин В. В., Порхомовский В. Я. Сокотрийские фольклорные тексты. Хадрамаут. Археологические, этнографические и историко-культурные исследования. М.: Восточная литература; 1995. С. 442–468.

9. Наумкин В. В., Коган Л. Е. Исследования российских ученых в области сокотрийского языка и фольклора: 2010–2016. Восток (Oriens). Афроазиатские общества: история и современность. 2016;6:120–131.

10. Naumkin V., Kogan L. et al. Corpus of Soqotri Oral Literature. Vol. 1. Leiden–Boston: E. J. Brill; 2014. 749 p.

11. Naumkin V., Kogan L. et al. Corpus of Soqotri Oral Literature. Vol. 2. Leiden–Boston: E. J. Brill; 2018. 738 p.

12. Naumkin V., Kogan L. et al. Corpus of Soqotri Oral Literature. Vol. 3. Leiden–Boston: E. J. Brill; 2022.

13. Bittner M. Vorstudien zur Grammatik und zum Wörterbuche der Soqotri-Sprache. Bd. II: Das Märchen vom Aschenputtel in den drei Mahra-Sprachen (Soqotri, Mehri und Šhauri). Wien: Alfred Hölder; 1918. 262 S.

14. Hein W., Müller D. H. Mehri- und Hadrami-Texte gesammelt im Jahre 1902 in Gischin. Wien: Alfred Hölder; 1909. 200 S.


Об авторах

Виталий Вячеславович Наумкин
Институт востоковедения РАН
Россия

Наумкин Виталий Вячеславович ‒ академик РАН, доктор исторических наук, профессор, научный руководитель Института востоковедения Российской академии наук, исследователь истории, древнего семитского бесписьменного языка, уникальных обычаев и обрядов, родоплеменной организации сокотрийцев. С 1983 г. возглавлял советско-йеменскую, впоследствии российскую комплексную экспедицию на о. Сокотра (Аденский залив, Йемен).

Москва


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.



Екатерина Михайловна Колоскова
https://www.hse.ru/staff/koloskova
Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Россия

Колоскова Екатерина Михайловна – магистр филологии, преподаватель арабского языка в Институте классического Востока и античности

Москва


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.



Леонид Ефимович Коган
https://www.hse.ru/staff/lkogan
Институт востоковедения РАН; Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
Россия

Коган Леонид Ефимович – доктор филологических наук, заместитель директора Института классического Востока и античности, заведующий кафедрой Ближнего Востока факультета гуманитарных наук Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики»; ведущий научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН. Участник российской экспедиции на о. Сокотра (Аденский залив, Йемен) с 2009 г.

Москва


Конфликт интересов:

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.



Дополнительные файлы

Рецензия

Для цитирования:


Наумкин В.В., Колоскова Е.М., Коган Л.Е. К созданию антологии сокотрийских волшебных сказок в русском переводе. Ориенталистика. 2022;5(1):80-106. https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-080-106

For citation:


Naumkin V.V., Koloskova E.M., Kogan L.E. Towards Creating an Anthology of Socotri Fairy Tales in Russian. Orientalistica. 2022;5(1):80-106. (In Russ.) https://doi.org/10.31696/2618-7043-2022-5-1-080-106

Просмотров: 161


ISSN 2618-7043 (Print)
ISSN 2687-0738 (Online)